Tags: абитуриент

Как я сдавал вступительный экзамен по английскому языку на вечернее отделение

Выдали текст для перевода и дали время на подготовку. Текст был из адаптированной книжки, никаких трудностей, поэтому у меня мелькнула мысль вызваться отвечать без подготовки, но я себя осадил, так как такой выпендреж мог вызвать у экзаменаторов желание одернуть выскочку. Сижу, наблюдаю за процессом. У всех отвечающих было нечто общее: они все дрожали от страха независимо от уровня их знаний. Понятно, что у них за плечами были только выпускные в условиях родной школы, а тут неизвестность. В отличие от других у меня был опыт сдачи экзаменов в фармацевтическом училище, где дважды в год были настоящие сессии с зачетами и экзаменами, поэтому у меня не было мандража. Страх абитуриентов вызывал у экзаменаторов скуку и сонливость. Я понял, что надо оживить процесс и повысить у них интерес к моей особе. Я решил их рассмешить и тем самым взбодрить. На все вопросы я отвечал с юмором, вызывая у экзаменаторов веселье. К сожалению, я не записал сразу вопросы и ответы, поэтому не помню точных текстов. Я достиг своей цели: экзаменаторы проснулись, взбодрились и развеселились. Однако в конце мне сказали, что у меня были мелкие ошибки и неточности, поэтому они больше четверки поставить мне не могут. Мне же была нужна только пятерка, чтобы обойти блатняков, которые сдавали на дневное. Я предложил экзаменаторам задать мне сто предложений, которые я тут же без подготовки переведу на английский. Всё получилось, и мне поставили «отлично».
Когда начались занятия, вдруг появились блатняки второй и третьей степени. Блатняки первой степени сразу попали на дневное, а блатняков второй и третьей отправили на передержку на вечернем отделении. После первого курса на дневном было много отчислений и образовались вакансии, куда и перевели от нас оных блатняков. Их легко было определить, потому что их не наблюдалось на вступительных экзаменах. Я спросил у одной блатняшки, зачем она поступала в иняз, если совершенно не интересовалась языками. Она откровенно ответила, что у нее было два блата  —  один в МАТИ, другой в инязе, а поскольку она точные науки и черчение ненавидит еще больше, чем иностранные языки, пошла в иняз.