Category: работа

Category was added automatically. Read all entries about "работа".

Работа убивает

Чтобы сократить число клиентов и, тем самым, облегчить себе жизнь, сотрудники биржи труда повесили на дверях объявление: Излишняя работа вредит вашему здоровью. На какое-то время приток клиентов снизился. Но потом снова вернулся к прежнему уровню. Тогда на дверях появилась новая надпись:
Работа убивает.

найдено в тырнетах

Минимальная зарплата в Латинской Америке и России:
Коста-Рика - $517
Чили - $443
Уругвай - $424
Эквадор - $400
Гватемала - $385
Парагвай - $319
Боливия - $307
Гондурас - $278
Панама - $268
Колумбия - $255
Перу - $255
Аргентина - $234
Мексика - $211
Сальвадор - $203
Россия - $169

Венера, Аполлон и другие

Венера, Аполлон и другие
Мои старые читатели знают, что на последнем месте работы у меня был идеальный начальник. Сейчас расскажу, как мы нашли друг друга. До него у меня на предыдущей работе была начальница, назовем ее Венера. Там же был сотрудник, назовем его Аполлон. Венера была к нему благосклонна, потому что он был любовником ее подруги, каковая далее не будет фигурировать, поэтому никакого имени не получит. Аполлон был запойным пьяницей. Раза два в год он уходил в запой, так что посещать работу ему было не с руки. Другой бы вылетел с работы в два счета, но Венера смотрела сквозь пальцы ради подруги. Ему ставили рабочие дни, как если бы он был старательным служащим. Но всему приходит конец. Аполлон влюбился в новенькую сотрудницу лет двадцати. Назовем ее Дианой. Она еще училась в институте. Разница в возрасте у них была лет пятнадцать, если не больше. Понятно, что про прежнюю любовницу он забыл. Венере было обидно за подругу, и она стала прессовать Аполлона. Придиралась по мелочам и однажды пошла ва-банк, заявив ему, что либо он уходит по собственному желанию, либо она выгонит его с треском. Он предпочел уйти по-тихому.
Оставшись без работы, Аполлон стал искать новое место. Ему подвернулись сразу две вакансии. Он не знал, какую выбрать, и пришел ко мне за советом. На одном месте зарплата была не очень высокой, но работы было тоже не очень много, так что можно было работать без напряжения. На другом месте зарплата была повыше, но и работы было побольше, а главное, там у него был бы подчиненный, которым можно было командовать. Аполлон никогда не был начальником, поэтому его этот факт привлек. Я же рекомендовал ему первое место как более спокойное. На втором месте подчиненный создавал дополнительную нагрузку, так как пришлось бы за него отвечать и получать шишки, если подчиненный накосячит. Однако Аполлон выбрал место с подчиненным.
Через некоторое время у меня с Венерой начались терки, в результате которых я тоже ушел с той работы. Я осведомился у Аполлона, вакантно ли то место, на которое он не пошел. Оказалось, ещё вакантно, поэтому я на него устроился и был доволен.

Как ценили образованных людей в царской России и в СССР

Читаю дневники Ивана Ювачева (отца Хармса). В 1915 он служил ревизором сберегательных касс. Основной оклад 150 рублей в месяц. В командировках (эта работа и была в основном с выездом в другие города) ещё столько же. Плюс квартирные два рубля в день, то есть 60 рублей в месяц. В сумме 360 рублей. Он занимал среднюю по чину должность. Некоторые служили за 80 рублей, а были и получавшие тысячу. Рабочий день с десяти до трех, то есть пять часов в день.
Неквалифицированный рабочий получал меньше рубля в день. Квалифицированный на постоянной работе целых два рубля при рабочем дне в 9,7 часа. Вот здесь подробнее: http://www.opoccuu.com/rab1913.htm
Таким образом, зарплата служащих превышала таковую у рабочих в несколько раз. С учетом продолжительности рабочего дня почти в десять раз.
В СССР в 60-е годы зарплата рабочих и служащих была или одинаковой, или у рабочих даже больше. Когда я в 1966 стал работать на заводе,  моя зарплата как у новичка была 80 рублей в месяц. Так называемые кадровые рабочие с высшими разрядами получали около 180 рублей. У служащих нормой была зарплата 100 рублей и меньше. МРОТ был 60 рублей, и за эти деньги многие действительно работали. Когда я ушел (фактически был изгнан) с завода, я понял что на вольных хлебах можно заработать больше. Я зарабатывал около 200. Для холостяка сумасшедшие деньги.
Учась на последнем курсе вуза, понял, что надо попробовать и долю интеллигента. Я уже на третьем курсе стал делать переводы и рефераты в ИНИОН, но это была нерегулярная работа. На пятом курсе (70-е годы) устроился переводчиком в НИИ за 110 рублей. Плюсом было то, что учащимся предоставляли (негласно) дополнительные два выходных, которые официально именовались библиотечными, так что на работу ходил только три дня в неделю. Если в самом деле посылали в библиотеку, то только в эти три дня, а четыре выходных не трожьте! Зарплата мне совершенно не нравилась, поэтому я планировал проработать  только до получения диплома, а потом устроиться где-нибудь в другом месте. Однако получилось так, что меня стали постепенно повышать, так что уходить стало не обязательно.
Тут надо отметить, что почти на всех (да на всех!) работах получалось так, что сначала я увлеченно работал изо всех сил и никогда не филонил. Начальство ко мне относилось благосклонно и поощряло материально. Потом что-нибудь происходило совершенно не связанное с рабочим процессом, но вызывавшее неудовольствие и даже гнев у того же начальства. Далее следовали репрессии и изгнание. Но никогда меня не увольняли за то, что работаю мало или плохо.
Однако я отвлекся от темы. Повышали там со 110 до 140, потом до 170 и (папам!) до 190. В те годы (начало 80-х) средняя зарплата по стране как раз была около 180 (но точно не знаю, а у Вики спрашивать не хочу, потому что я о своем опыте пишу, а не статью в ту же Вику). В дальнейшем на интеллигентской работе (а после 1975 я рабочим уже не был) я никогда не подымался до таких вершин. На последующих работах зарплаты были от 140 до 170 вплоть до конца 1991, а потом всё изменилось, и сравнивать с прежними расценками стало бесполезно.
В дальнейших постах опишу причины моего изгнания со службы в разных местах.

Обжегшись на молоке

Обжегшись на молоке
В отделе появилась вакансия. Начальник дал объявление. Пришла по объявлению прекрасная еврейка, в которую я сразу влюбился. Размечтался, как мы будем с ней ходить вместе в столовую, гулять в обеденный перерыв по окрестностям. Сразу за институтом пологий спуск к Москве-реке, где в летнее время купались и загорали с некоторыми сотрудницами. Вдруг начальник заявляет, что не стал ее на работу брать. Почему? «Скажут, что развел тут кагал». Кто скажет? Неизвестно. В отделе кроме самого начальника евреев не было. Одна дополнительная еврейка погоды не сделает. А дело в том, что в 1953 была кампания против космополитов, и начальник, в ту пору студент последнего курса медвуза, попал под раздачу. Его стали песочить на собраниях, обвиняя в связи с организацией Джойнт. Он раньше и не слышал про такую. Дело пахло керосином. К счастью, в марте отдал черту душу лучший друг советских студентов-медиков. Кампания сама собой сдулась, но страх остался. Вместо еврейки взяли на работу новенькую другой национальности. Я ее сразу невзлюбил.
Однако надо сказать, что мои прекраснодушные мечтания всегда разбивались о суровую правду жизни. Скажем, приходит новенькая сотрудница. Сразу с ней заводятся отношения, находим сходные интересы, строим планы. На другой день замечаю, что появилась некая прохладность в новенькой. Откуда? Начинаю разузнавать. Оказывается, замужние тётки дамы сообщили ей, что я женат и у меня двое детей. Конечно, «женат и двое детей» крупный недостаток, но не преступление же! Я не синяя борода, жен и подруг не убиваю. Вот зачем вообще обо всем говорить? Наше всё считало: не всё ври, что знаешь! Промолчать они не могут. И так всегда. На работу же ходишь не просто отбывать время, а хочется удовольствие получить от общения с сотрудниками, мыслящими на одной волне с тобой. После такого подлого удара мы с новой сотрудницей просто остаемся друзьями. Я с половиной  института в ранге друга. С некоторыми даже целуемся при встрече, но это символические формальные поцелуи, какие описывал Эразм в письме другу из Англии.
Collapse )

охранники

Лет пятьдесят назад охранников называли вахтёрами и сторожами. На эти должности шли инвалиды и пенсионеры. Если бы молодой здоровый мужчина пошёл на такую работу, пацаны его запрезирали бы и прогнали бы прочь из компании. Мужчина должен заниматься мужской работой  —  физической или умственной, а не сидеть весь день на пятой точке, записывая, кто пришел и кто ушел.