Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Нам дым отечества и сладок, и приятен

Отличия нынешней погоды от погоды 1972 года. В то лето дымная мгла из-за горящих торфяников началась в Москве уже в начале июля. Более двух месяцев не было дождя. Сейчас регулярно идёт дождь, хотя и в большинстве случаев небольшой. Зато в 1972 году не было такой жары.  Иногда температура переваливала за 30 градусов, но обычно была днём от 27 до 28. Кроме того, мгла затмевала солнце, поэтому было легче переносить жару. Чистоту воздуха я определял визуально. В обычное время в одно окно хорошо был виден МГУ, а в другое Кремль. В июле сначала исчез МГУ, потом Кремль. Высотка на Котельнической набережной была видна, но смутно. Часто днём машины шли с зажжёнными фарами. Сейчас дымной мглы пока нет.
Летом 1972 года мы с другом собирались в дальний велопробег. Мы хотели добраться до Бородино, но для начала проехать хотя бы часть пути туда для тренировки. Я со своей дорожной «Украины» снял крылья с багажником для облегчения велика. Когда проехали около 20 км, начался ливень. Отсутствие крыльев привело к тому, что я был покрыт грязью с головы до ног. Это было 26 августа. Первый дождь за более чем два месяца. Стали думать, не вернуться ли. Но решили продолжить путь, потому что долго готовились и тренировались. Потом мы всё равно уже мокрые и грязные, поэтому мокрее и грязнее не будем, в какую сторону ни ехать. Ливень продолжался почти всю дорогу туда (90 км). Мы доехали до Петрищева. Там посетили местный музей, где для нас двоих экскурсовод провел экскурсию. Он рассказал всю правду про несчастную Зою. Для больших организованных групп он такого не рассказывал.
Обратно уже не было дождя. У нас с собой были часы и спидометр для измерения пройденного  пути. По нашим подсчетам мы перемещались со средней скоростью 25 км/час.

Как я сдавал вступительный экзамен по английскому языку на вечернее отделение

Выдали текст для перевода и дали время на подготовку. Текст был из адаптированной книжки, никаких трудностей, поэтому у меня мелькнула мысль вызваться отвечать без подготовки, но я себя осадил, так как такой выпендреж мог вызвать у экзаменаторов желание одернуть выскочку. Сижу, наблюдаю за процессом. У всех отвечающих было нечто общее: они все дрожали от страха независимо от уровня их знаний. Понятно, что у них за плечами были только выпускные в условиях родной школы, а тут неизвестность. В отличие от других у меня был опыт сдачи экзаменов в фармацевтическом училище, где дважды в год были настоящие сессии с зачетами и экзаменами, поэтому у меня не было мандража. Страх абитуриентов вызывал у экзаменаторов скуку и сонливость. Я понял, что надо оживить процесс и повысить у них интерес к моей особе. Я решил их рассмешить и тем самым взбодрить. На все вопросы я отвечал с юмором, вызывая у экзаменаторов веселье. К сожалению, я не записал сразу вопросы и ответы, поэтому не помню точных текстов. Я достиг своей цели: экзаменаторы проснулись, взбодрились и развеселились. Однако в конце мне сказали, что у меня были мелкие ошибки и неточности, поэтому они больше четверки поставить мне не могут. Мне же была нужна только пятерка, чтобы обойти блатняков, которые сдавали на дневное. Я предложил экзаменаторам задать мне сто предложений, которые я тут же без подготовки переведу на английский. Всё получилось, и мне поставили «отлично».
Когда начались занятия, вдруг появились блатняки второй и третьей степени. Блатняки первой степени сразу попали на дневное, а блатняков второй и третьей отправили на передержку на вечернем отделении. После первого курса на дневном было много отчислений и образовались вакансии, куда и перевели от нас оных блатняков. Их легко было определить, потому что их не наблюдалось на вступительных экзаменах. Я спросил у одной блатняшки, зачем она поступала в иняз, если совершенно не интересовалась языками. Она откровенно ответила, что у нее было два блата  —  один в МАТИ, другой в инязе, а поскольку она точные науки и черчение ненавидит еще больше, чем иностранные языки, пошла в иняз.

опубликовал пять лет назад

Эсперанто как школьный предмет
На одном форуме начали тему про эсперанто с упором на его рекламу. Адепты эсперанто утверждают, что их любимый язык давно бы уже стал популярнее английского и других языков, если бы, во-первых, нашелся спонсор, пожелавший вложить деньги в пропаганду эсперанто, а также, во-вторых, если бы эсперанто стали преподавать в школе. Деньги вкладывают или в проект, способный принести в будущем прибыль, или в целях благотворительности. Однако никакой прибыли от эсперанто ждать не приходится, да эсперанто и не относится к объектам, на которые обычно жертвуют средства в благотворительных целях.
Говоря о приоритетах школьного преподавания того или иного иностранного языка, следует обратить внимание на то, что в СССР и России основное внимание уделялось и уделяется языку потенциального противника. С 1917 по 1945 основным противником была Германия. Соответственно, основным иностранным языком, преподаваемым в школе, был немецкий. После 1945 основным потенциальным противником стали США. Соответственно, на первое место в школьном преподавании вышел английский.
Отсюда вывод. Для завоевания места в учебной программе школы, эсперанто необходимо обзавестись своей армией, авиацией и флотом.

все проблемы только от недостатка знаний,



В целом я рациональный оптимист, то есть считаю, что все проблемы только от недостатка знаний, а не от злонамеренности природы или ещё какой-то напасти. Ибо при наличии знаний можно от всех проблем избавиться (ага, даже от смерти: бессмертие это тоже проблема недостатка знаний). Так что массово сделать людей умней можно, это не запрещено законами природы, просто у нас не хватает знаний. Так, я вот сообразил, что знания нужны и по программе детского сада и школы, не только по программе бакалавриата -- мы ж не хотим получить яйцеголовых инфантилов, которые своим системным мышлением смогут справиться с любой проблемой своих клиентов, но не со своими собственными проблемами. Ну что ж, потихоньку и с этим справимся. И слова правильные подберём, чтобы никому не было обидно. Альтернативно умных будем делать умными, предметы детского сада (там, кстати, даже информатику преподают сегодня) тоже как-нибудь по-взрослому назовём, та же "собранность" подойдёт. Всего делов-то переименовать, политкорректно говорить пресно, но легко!

Подписаться на Telegram канал ailev

опубликовал десять лет назад

Рассказ Люды о школе середины 20-го века

У нас преподавали латынь. Было две учительницы из бывших. До сих пор помню: Экзеги монумент эре перенниус, регаликве ситу пирамид альтиус. Я очень любила латынь. А родители двух девочек пошли в роно жаловаться, что это пустая трата времени, отвлекающая от нужных предметов.

Литературу сначала преподавала какая-то грымза, засушившая всё на свете. Её уроки были скучными. Но потом у нас стал преподавать один критик из «Знамени». Звали его Николай Иванович Никитин. Он главным образом читал нам стихи. Искренне удивился и даже ужаснулся, узнав, что мы не знаем наизусть «Евгения Онегина». Мы сказали, что это невозможно, потому что слишком длинная поэма. Он ответил, что достаточно прочитать два раза подряд, и само всё запомнится, потому что стихи сами отложатся в памяти. Велел к следующему уроку выучить первые три главы. Я их до сих пор помню.

Все девочки его просто обожали и были в него  влюблены. Просиживали вечерами в библиотеке, чтобы получше подготовиться и ему угодить. Любил читать нам раннего Маяковского и раннего Горького. Когда дело дошло до «Матери» Горького, сказал,  что уезжает отдыхать, а нам поручил подготовить самостоятельно сочинение по этому произведению. Все старались и хорошо выполнили это задание.

По физике целых три месяца не могли найти учителя. Наконец стал у нас преподавать бывший электрик. Он нарисовал план класса с обозначением, где кто сидит, чтобы легче было находить нужных для опроса учениц. А мы всё время пересаживались назло ему, так что пол-урока он только искал пропавших. Было весело. Он говорил таким языком: вот что нам дадено, а вот что мы поимеем. Но уволили его не за ошибки в русском языке, а за то, что он дал нам как-то задачи из какого-то учебника для вузов, и мы все написали на плохую оценку.

у яшмовых ворот

Одна аспирантка, по образованию языковед, попала под машину накануне защиты диссертации и скончалась. У яшмовых ворот Рая её встретил Св. Пётр и сказал, что он в затруднении. Дело в том, что обычно лингвисты живут долго и успевают совершить за свою жизнь много ошибок (перевирают цитаты, неправильно расставляют кавычки и т.п.), поэтому в рай их не пускают. «Но я-то ещё не успела нагрешить, вот и пустите меня», — сказала аспирантка. Св. Пётр ответил, что есть соответствующая процедура, а именно, следует предоставить кандидату возможность выбора. Сначала он должен ознакомиться с условиями в университете Ада, потом в университете Рая, и затем сообщить о своём предпочтении.
Когда душа аспирантки вошла в ворота университета Ада, её взору был явлен своего рода итальянский дворик с лавровыми деревьями, кустами рододендрона и фонтанами. Во дворике прогуливались души почтенных лингвистов в белых одеждах. Она узнала Аделунга, Боппа, Буслаева, Вандриеса, Шлейхера, Сэпира, Пешковского. У фонтана сидел в позе медитации смуглый человек. «Это Панини», — сказал кто-то. Подошло время завтрака. Посредине дворика появился шведский стол, уставленный всем, что только душа пожелает. Изголодавшая душа аспирантки едва сдержалась, чтобы не накинуться как приехавшая с голодного острова. После завтрака ей показали помещение, где были уходящие высоко в небо полки с книгами всех времён и народов. Там были все когда-либо выходившие в свет книги по языкознанию. Интернет с огромной скоростью, белые доски с маркерами, новейшие журналы. У аспирантки разбежались глаза. Во время обеда за большим столом воссели все покойные знаменитости, наперебой вознося гостье похвалы за её глубокие знания лингвистики и за незаурядные способности. Подавал кушанья сам Дьявол, ловко обнося всех присутствующих изысканными яствами. Дьявол был высоким стройным молодым человеком с чёрными глазами и волнующим взглядом. На обед были стейки, шашлыки, лобстеры, гусиная печёнка и прочие вкусности. За едой велись учёные разговоры в диапазоне от проблем младограмматики до дескриптивной лингвистики и неогумбольдтианства.
Аспирантка покидала университет Ада с большой неохотой. Но надо было идти дегустировать университет Рая. Это оказалось довольно скучное место. Сплошные облака, по которым расхаживали души праведников, играя на арфах и воспевая Его. Разговор серафимов и херувимов вертелся вокруг восхваления Его и рассказов о своей исключительности. По правде сказать, это всё ужасно наскучило аспирантке.
Когда Св. Пётр спросил её, что же она выбирает, ответ был очевиден. Она выбрала университет Ада.
Она уверенно вошла в ворота Ада и остановилась в удивлении. Прекрасный дворик исчез. Была грязная пустыня, усеянная мусором. По пустыне бродили оборванные лингвисты, собирая объедки на обед. На аспирантку они смотрели грустно, а некоторые даже озлобленно. В библиотеке были только разрозненные номера Glossa за 70-ые годы. Мимоходом лингвисты заметили ей, что её работа третьестепенной важности. На грязной стене висел обрывок бумаги, извещавший её, что завтра в семь утра у неё лекция для первокурсников.  
Мимо проходил Дьявол. Она крикнула ему: «Что же это получается? Где библиотека, шведский стол и всё прочее?»
Дьявол усмехнулся и крякнул со значением. На его лбу появились чёрные огромные рога, которых она ранее не заметила. Махнув хвостом, он объяснил:
— Вчера у вас было собеседование. Сегодня вы полноправный сотрудник нашего университета.

По материалам блога Language Log.

В Великобритании плохое образование

опубликовал девять лет назад

Реформа образования



В первом классе: древнегреческий с Эразмовым произношением (гегемон, а не игемон).
Во втором классе: латынь с классическим произношением (Кайсар, Кикеро).
В третьем классе: русский язык факультативно. Церковнославянский обязательно.
В четвёртом классе: санскрит.
В пятом классе: древнееврейский.
В шестом классе: классический китайский (вэньянь).
В седьмом классе: фарси.
В восьмом классе: арабский.
В девятом классе: чероки.
В десятом: луораветланский.
P.S. Когда набирал последнее слово, "опера" возмущённо гудела, давая понять, что нет такого слова.