Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Publish Early, Publish Often

Collapse )
Благодаря обратной связи с читателями автор может исправлять ошибки и опечатки на лету, не дожидаясь появления «идеального» текста. Так я обратил внимание на неточности в посте про Аурангзеба и его детей. Порывшись в своих книжных сокровищах, обнаружил книгу, откуда извлек эти сведения. Книга в переводе на русский называется «Жемчужины таджикской культуры в сокровищницах Индии». Издана в Душанбе в 1984. Там упоминается сочинение «Мунтахаб-ут-таворих» (Избранные истории) Мухаммада Хакимхона, написанную им в 1843.
Ҳамин тавр, дар баробари дигар сарчашмаҳои хаттии асрҳои ХVIII-XIX «Мунтахаб-ат-таворих»-и Муҳаммад Ҳакимхон низ аз манобеи муҳими таърихӣ, ба вижа дар равшан сохтани таърихи салтанати Темуру Темуриён ҳамчун мадраки хаттӣ маҳсуб ёфтан, чун манбаъ ва маъхази адабӣ низ ба шумор рафта, дар баёни ҳолати шеъру шоирӣ ва муҳити адабии давр аз маъхазҳои нодир ба шумор меравад.
Точно так же, наряду с другими письменными источниками XVIII-XIX веков, «Мунтахаб-ут-Таворих» Мухаммада Хакимхона является одним из важнейших исторических источников, особенно в освещении истории правления Тимуридов, являясь одним из редких источников для изображения состояния поэзии и литературной среды того периода.

анекдот

Хусро Парвиз был женат на христианке Марии (Ширин), дочери императора Мавриция. Сам он придерживался древней религии персов (вопреки мнению некоторых историков, которые утверждали, что он принял христианство) и разорвал письмо Мухаммеда с приглашением принять ислам. Узнав об этом поступке, Мухаммед сказал: «Он разорвал моё письмо на куски, а Аллах разорвёт на куски его империю». Империю Парвиза разгромил другой римский император — Гераклий.

опубликовал четырнадцать лет назад

Типы словарей (обзор литературы)

Функции словарей

Словари выполняют различные функции, среди которых можно выделить следующие:

— регистрацию в словесной форме объективных данных о внешнем мире и свойственной данному языку и эпохе форме восприятия мира (энциклопедические и толковые словари);

— упорядочение в понятийно-словесной форме субстанции содержания данного языка (идеологические словари, словари-тезаурусы);

— нормализацию словоупотребления с целью облегчения языковой коммуникации (нормативные и терминологические словари);

— перевод с одного языка на другой или на другие языки (двуязычные и многоязычные переводные словари);

— вспомогательные операции для пользования языком (словари-справочники, номенклатуры и пр.).

Ориентация использования словаря.

— словари для перевода,

— словари для обучения (учебные словари),

— словари для справок,

— словари информационного типа (для автоматизированных информационных систем).

Порядок лексических единиц

Порядок лексических единиц в словаре может быть формальным или тематическим.

Представителями формального упорядочения можно считать, например, глоссарии — списки слов, либо неизвестных, либо представляющих какие-то трудности, выписанные из текстов.

Алфавитный порядок наиболее известен в теории и практике лексикографии. Этот порядок всегда выбирается в словарях, предназначенных для перевода и в информационных словарях.

Идеографические словари (называемые также идеологическими) делятся на несколько типов. Прежде всего, это словари тематические. Они обычно применяются в учебных целях. Среди них можно выделить словари алфавитно-тематичеcкие, или аналогические, где лексические единицы упорядочены в тематическом порядке, а внутри групп слов используется алфавитный порядок. В тематических группах также может быть использован принцип частотности.

Единственным известным мне примером учебного тематического двуязычного словаря, изданного в нашей стране, является «Англо-русский идеографический словарь» Т.И.Шаталовой (Москва, 1993). На Цейлоне выпущено учебное пособие "Aids to Pali conversation and translation”, включающее как составную часть тематический англо-пали словарь (Коломбо, s.a.). Автор этого пособия — A. P. Buddhadatta Mahathera.

Второй тип составляют идеографические тезаурусы. В этих словарях слова объединяются в группы. Эти группы могут быть сформированы по различным принципам. Так, они могут быть организованы по ассоциации, т.е. составлены на основе общих семантических характеристик образующих их терминов, или же на принципах иерархических, согласно отношениям иерархического порядка между терминами.

Тезаурусы делят всю сумму человеческих знаний не в соответствии с границами современных наук, а так, чтобы удобнее было сгруппировать родственные слова-концепты. Внутри статей тезаурусы следуют иной логике, нежели энциклопедии, пользуясь общефилософскими, а не прикладными научными подходами. В качестве заголовков для статей они выбирают самые абстрактные (опять-таки в общефилософском смысле) концепты, а вокруг них группируют все родственные им слова из разных сфер науки. Самое важное: основной концепт, вынесенный в заголовок, в тексте статьи не раскрывается. Он лишь собирает воедино другие концепты, каким-либо образом с ним связанные. Такой концепт называют головным (head).

У Роже все знания, накопленные человечеством, распределены автором по шести большим разделам: «абстрактные отношения», «пространство», «материя», «интеллект» (формирование идей и обмен идеями), «проявление воли» (индивидуальной и коллективной), «эмоции, религия и мораль».

Подход Роже сугубо индивидуален и не соответствует принятой сегодня системе классификации в науке.

На следующем уровне происходит распределение концептов по разделам. Так, в последнем упомянутом выше разделе содержится 61 концепт. Сюда входят: right, wrong, dueness, disinterestedness, selfishness, good person, bad person, etc. Три обстоятельства отличают этот список от любого другого, составленного в соответствии с принятыми сегодня научными  подходами:

1.                      выбор слов-концептов противоречит классификации, принятой в науке, и скорее обусловлен философскими соображениями.

2.                      многие из перечисленных слов вообще не считаются научными концептами и воспринимаются как искусственные образования (ср.: dueness). По всему словарю таких слов набирается очень много.

3.                      жестким принципом словаря Роже является введение концептов антонимическими парами (право — не-право, хороший — дурной), что отнюдь не так важно при описании реальных событий или явлений.

В тезаурусе представлено всего лишь 990 «головных» концептов, что несоизмеримо с общим числом концептов во всех отраслях научного знания. 

Различие между словарями синонимов и тезаурусами заключается в том, что первые разъясняют оттенки в значении и в употреблении сходных или слабо отличающихся друг от  друга слов, тогда как тезаурусы (по крайней мере, тезаурус Роже) стремятся собрать воедино слова из общего концептуального поля. Роже писал сам о принципиальной разнице между двумя подходами:

«… Целью настоящей работы является не объяснение значения слов, но попытка классификации слов по принадлежности значений, которые, по-моему, должны быть известны читателям» (The purpose of this Work, it must be borne in mind, is, not to explain the signification of words, but simply to classify and arrange them according to the sense in which they are now used, and which I presume to be already known to the reader). – P. XXIV.

Для понимания различия между словарями синонимов и тезаурусами важно разграничить два вида полей: поля концептуальные и поля семантические. Первые являются результатом научных исследований, тогда как вторые — результатом развития языка.

«…тезаурусы служат для описания всех существующих слов-концептов внутри одного концептуального поля (явление из внеязыковой реальности). Семантическое поле гораздо уже по масштабу, оно ограничено несколькими синонимическими словами, которые делят его между собой. Это чисто языковая конструкция; она показывает, как в данном конкретном языке в результате многовековой традиции сложился набор родственных по значению слов, которые раскрывают и освещают с разных сторон то или иное понятийное единство» (Соломоник А.).

Испанский лексикограф Хулио Касарес предложил новую модель словаря, совместив в ней два лексикографических принципа: «от понятия к слову» и «от слова к понятию». Он подразделил словарь на три части: синоптическую, аналогическую и алфавитную. В первой дана общая классификация испанской лексики по классам понятий. Он выделяет 38 таких классов. Каждый класс подразделяется на различное число понятийных групп, озаглавленных с помощью ключевого слова-понятия. Всего таких групп 2000.

В аналогической части в алфавитном порядке приводятся заголовки-слова всех 2000 понятийных групп с указанием в скобках номера понятийного класса и под каждым из заглавных слов следуют списки соотносимых с этими понятийными доминантами слов испанского языка.

Алфавитная часть (около 80 000 слов) представляет собой толковый словарь современного испанского языка, дополненный указаниями на заглавные слова аналогического раздела идеологического словаря.

Литература

Casares J. Nuevo concepto del Diccionario académico. – Madrid, 1963.

Roget, Peter Mark.  Roget’s Thesaurus of English words and phrases. – 1992.

Виноградов В. С. Лексикология испанского языка. -- Москва, 1994.

Марчук Ю.Н. Основы терминографии. Методическое пособие. -- Москва, 1992.

Соломоник А. Семиотика и лингвистика. -- Москва, 1995.

Acknowledgments

The author wishes to acknowledge his obligation to Mr Marcis Gasuns for permission to use a copy of the above-mentioned book by A. P. Buddhadatta Mahathera.

опубликовал десять лет назад

Афанасий Кирхер




Несомненно, Афанасий Кирхер относится к самым удивительным явлениям 17-го столетия. Это был учёный, мыслитель, собиратель, изобретатель, экспериментатор, иллюстратор и писатель. Он отличался необычайной многосторонностью и плодотворностью. Лихтенберг писал: «Когда Афанасий Кирхер брался за перо, у него получался целый фолиант». В списке Elenchus librorum a P. Athanasio Kirchero e societate Jesu editorum, приложенном к его монументальному труду China illustrata (1667), перечислены 33 произведения, автором которых он был и которые вышли к  тому времени в свет (преимущественно ин-кварто и ин-фолио). Его общее наследие составляет 44 тома, письма напечатаны в 114 томах. Названия всех его книг перечислены в Bibliothèque des écrivains de la Compagnie de Jésus, T. I, p. 422-433 и T. IV, 1046-1077). Есть также автобиография (в facisulus epistolarum Ath. Kircheri, Augustae Vindelicorum 1684).

Кирхер работал в Риме, центре духовной жизни Италии и где находилось штаб-квартира Ордена иезуитов. Он мог полностью отдаться своим научным интересам, пользуясь богатыми книжными сокровищами библиотеки Ордена. Иезуиты привозили в его распоряжение отчёты из всех стран света, а Император содействовал в издании его трудов в виде роскошных фолиантов. Он и сам совершал путешествия.

Поэтому неудивительно, что не кто иной, как этот уроженец Тюрингии первый познакомил учёную публику Европы с индийской письменностью деванагари, которую брахманы тщательно скрывали от европейских пришельцев, так как считали их «нечистыми». Кирхер раскрыл эту тайну в своём вышеупомянутом написанном на латыни труде China Illustrata объёмом 237 страниц ин-фолио с многочисленными иллюстрациями, картами и таблицами. В основном эта книга посвящена Китаю, китайцам и китайской культуре, но между страницами 162 и 163 содержатся пять таблиц, иллюстрирующих индийскую письменность. Можно удивиться, почему в книге, посвящённой Китаю, содержатся также сведения об Индии. Но следует принять во внимание, что в те времена не проводили резкого различия между Индией и Китаем с этнографической и географической точки зрения. Кроме того, Кирхера одновременно снабжали материалами два человека, из которых один занимался Китаем, а другой Индией.

Сам Кирхер никогда не был в Индии. Но ему посчастливилось быть другом знатока этой страны и её жителей. Этот друг познакомил Кирхера с индийской мифологией, обычаями и «буквами брахманов». Это был Патер Генрих Рот (Heinrich Roth), иезуит-миссионер и один из старейших санскритологов. Он был из Баварии. Родился 18 декабря 1620 года в Диллингене. Поэтому в латинских источниках его именуют Pater Henricus Roth(ius) Dilinganus. Он получил образование сначала в родном городе, а потом в Инсбруке. 25 октября 1639 года он вступил в Орден Иезуитов и 29 мая 1649 года был рукоположен в священники. В 1650 по его собственной просьбе и с благословения Генерала Иезуитов он был послан в Индию, куда добирался через Смирну и Исфагань. Рот объехал всю Индию с юга на север, из Гоа в царство Моголов на Декане, а именно в Биджапур, потом перевалил через Западные Гаты и прибыл в Голконду. Оттуда через Бенгалию и Дели достиг Агры.

Рот прочно обосновался в Агре с 1654 года. Там он стал ректором иезуитской коллегии, основанной в этом городе в 1620 году.

Имя Рота часто упоминается в данной книге. Приводятся также тексты самого Рота, например, на стр. 156-162 заметка De alia fabulosa doctrina Brachmanum, id est, de decem Incarnationibus Dei, quas Gentiles Indiani extra et intra Gangem credunt. Роту также принадлежит текст о «буквах брахманов» и пять прилагаемых таблиц на стр. 162 и сл.

Генрих Рот знал персидский, хиндустани и санскрит. Он был не первым европейцем, занимавшимся санскритом. Известно, что флорентийский купец и путешественник Филиппо Сассетти, живший в 1583-1588 в Гоа, обратил внимание на священный язык индусов и обнаружил своеобразные генеалогические связи между ним и европейскими языками (deva=dio, sapta=sette, sarpa=serpe и т.п.). Основательными знаниями санскрита и письменности брахманов обладал итальянский миссионер Роберто де Нобили, родившийся в 1577 г., который в 1606 отправился в Индию и умер в 1656 в Майлапуре.

Однако Рот был первым европейцем, который изучил этот язык на научной основе и овладел им в такой степени, что мог на нём вести диспуты с брахманами. Кирхер пишет, что Рот за шесть лет в такой степени овладел санскритом, что даже составил его грамматику, которая, к сожалению, не была напечатана. Вероятно, Рот основательно изучил санскрит уже к 1664 году, так как в этом году Кирхер получил разрешение Генерала Иезуитов на печатание своей книги China Illustrata. Рот скончался в Агре 20 июня 1668 года.

Полное название главной книги Кирхера:

Athanasii Kircheri e Soc. Jesu China Monumentis qua Sacris qua Profanis, nec non variis Naturae & Artis Spectaculis, Aliarumque rerum memorabilium Argumentis Illustrata, Auspiciis Leopoldi Primi Roman. Imper. Semper Augusti Munificentissimi Mecaenatis. Apud Joannem Janssonium a Waesberge & Elizeum Weyerstraet, Anno MD. C. LXVII. Cum Privilegiis.

Титульному листу предшествует картина с изображением двух человек в восточных одеждах. Они держат карту Китая и Индии. В верхней части помещён знак Ордена Иезуитов:

IHS

Это латинизированная транслитерация греческого ΙΗΣΟΥΣ.

На титульном листе эта монограмма повторяется с прибавлением изображения сердца (культ Сердца Иисуса). Надпись:

A Solis Ortu usque ad Occasum laudabile Nomen Domini.

Об индийской письменности Кирхер сообщает следующее на с. 162f.:

Utuntur   Brachmanes nonnullis literis, quas arcanas vocant, nullique tradere solent, nisi quos ex sua Secta indicant esse ad eas discendas aptiores: Verùm uti suprà dixi, cum P. Henricus Roth iis ad veram Salutis semitam deducendis totus intentus sine lingua & literatura eorum id veluti δύνατον videret, per quendam Brachmanem summâ benevolentiâ sibi devinctum, & jam ad Christi jidem suscipiendam inclinatum, totam & linguae & literaturae, philosophandique rationem literis hisce conditam, sex annorum impenso studio, consecutus est. Verùm nè quicquam curiosarum rerum omisisse videar, hîc elementa eorum, manu Patris Rothii eleganter descripta adnectam. Брахманы пользуются некими буквами, которые они называют тайными и которые они обычно никому не раскрывают, кроме тех из своей секты, которых они почитают наиболее способными к изучению этих букв. Однако, как я уже выше упомянул, когда Патер Генрих Рот, имея решительное намерение обратить их на истинный путь к Спасению, обнаружил, что это как бы невозможно без [знания] языка и литературы, то сумел овладеть знанием языка, литературы и философии, скрытым в этих буквах, после шести лет упорных занятий, с помощью некоего брахмана, которого он сумел привлечь своей благожелательностью и который имел уже склонность перейти в христианскую веру.  Однако, чтобы не показалось, что я опустил что-нибудь из этих любопытных вещей, приложу здесь некоторые из них, тщательно переписанные рукой Отца Рота.

Sunt hujusmodi Characteres in tanta apud dictos Brachmanes veneratione, ut eos non ab hominibus inventos, sed à Divinioris alicujus Numinis magisterio institutos dictatosque arbitrentur, tanto studio propagatos; ut quod sanè mirum est, vel ipsos Sinas ad Deorum suorum simulacra iis veluti mysticis, & nescio quid Divinum sub se continentibus notis, adornanda impulerint, uti in Sinensium Idolorum descriptione patuit: Egò verò eorundem anatomiâ factâ, nil sivè apicum rationem, sive eorundem in unam literam contractionis strueturam spectes, quod aut ingenio polleat, aut mysticum quidpiam tibi promittat, nihil unquam indagare potui; Undè semper credidi, eos ab Hebraeis & Saracenis instructos (quos grandia sub eorum literis ex Cabala deductis mysteria effutire audierant) eadem deindè & suis characteribus ad altiores superstitionis radices in animis suae doctrinae Sectatorum fundandas attribuisse. Vix enim monumentum reperias, quod suis hisce fanaticis Characteribus non defoedent. Scripsit olim ad me P. Antonius Ceschius Tridentinus, eximius in Mogorica Christi vinea multorum annorum Operarius, in Bazaino Indiae urbe montem se reperisse, quem Pagodes Bazaini vocant, cujus rupes paenè tota hujusmodi Characteribus incisis exornabatur, quorum & copiam mihi sua manu decerptam ad ejus interpretationem eruendam transmisit; Verùm cum nec literarum inusitatos ductus,  neque linguam nossem,  eos in suochao relinquendos consultius duxi, quàm vano labore iis enodandis, magno temporis dispendio oleum operamque perdere. Atque haec de Indorum dogmatis dixisse sufficiat.

Брахманы так почитают этого рода буквы, что полагают, будто они были не людьми изобретены, а по велению некоего Божества продиктованы и установлены, а также столь старательно распространены, что следует только спросить себя с удивлением, не подтолкнули ли они, пожалуй, и самих китайцев к  украшению кумиров своих Богов этими как бы мистическими и содержащими в себе нечто Божественное знаками, как можно видеть из описания китайских идолов. Я же, разобрав их строение, будь то принцип расположения верхушек, или же принцип объединения букв в одну лигатуру, никогда не мог отыскать ничего, чтó могло бы или иметь какое-либо значение остроумной выдумки, или пообещать тебе что-нибудь мистическое. Поэтому я всегда верил, что они, будучи обучены евреями и арабами (которые, как они слышали, извлекают великие тайны,[таящиеся] под их буквами, с помощью Кабалы), то же самое приписывают и своим буквам на основании более глубоко коренящегося суеверия в характере своего сектантского учения. Ибо с трудом можно найти памятник, который эти фанатики своими знаками не изуродовали бы. Некогда мне написал письмо Патер Антоний Цесхий Тридентин, много лет уже трудящийся на Могольском винограднике Христовом [Mogorica значит «могольский», т.е. относящийся к Империи Великих Моголов]. По его словам, в индийском городе Басайн [около Бомбея, где с 1549 года существовал Collegium Общества Иезуитов] находится гора, называемая Пагоды Басайна, отроги которой почти полностью изукрашены вырезанными этого рода буквами, собственноручную копию которых он мне прислал для интерпретации. Однако, поскольку я не знал ни необычных букв, ни языка, решил, что будет правильнее оставить их в их оригинальном хаосе, чем тратить время на напрасный труд, теряя и масло [для светильника], и усилия. Этого достаточно для изложения индийских догматов.

Отец Рот, конечно, не был каллиграфом и гравёром. Он только тщательно переписал начисто (describere = перенести на бумагу, переписать) свои материалы, которые голландский каллиграф и гравёр W. vander Laegh перенёс на медные пластины. Внизу каждой таблицы имеется его подпись: W. vander Laegh scripsit et sculp(sit). Но эта подпись есть только в первом издании.

Подробное описание таблиц не входит в мою задачу. Интересующиеся могут обратиться к оригиналу, отсканированному Гуглем.

Следует только отметить, что все ошибочные написания целиком на совести гравёра, не знакомого с предметом. Сам Отец Рот не имел возможности следить за печатанием книги, а Отец Кирхер отнюдь не был знатоком санскрита и деванагари. Кроме того, исправление гравюр намного дороже, чем исправление текста, набранного литерами. Вряд ли типографы согласились бы на повторную гравировку.

Заключение

Об Отце Афанасии Кирхере и о его трудах подробно пишет Умберто Эко в книге «В поисках совершенного языка» на с. 161 f.


Удар (ещё один) со стороны классика

Нашёл в старинной книжке трогательную и трагическую историю про похищение ребёнка во Франции 17-го века. Стал переводить, чтобы набросать что-то вроде новеллы. На всякий случай прогуглил. Опять же, как уже бывало, эту историю описал Дюма-пер. Есть ли сюжет, за который он не брался?
На всякий случай помещаю отрывок:

Граф де Сен-Жеран

Клод де ла Гиш, граф де Сен-Жеран, был сыном маршала де Сен-Жеран и Анны Турнон. В 1619 году он женился на Сюзане де Лонгоне. В течение 20 лет брака у них не было детей, несмотря на паломничества к святым местам и лекарства. Но, наконец, появились первые признаки беременности. Родственники и друзья графа и графини прибыли с поздравлениями. Дамы убедились в реальности беременности, ощутив толчки плода в лоне матери. Но печальное событие разрушило счастье этого семейства.

Маркиз де Сен-Мексан, обвинённый в фальшивомонетчестве, колдовстве, инцесте и в удушении своей жены с целью женитьбы на другой, мужа которой он намеревался убить, ускользнув из рук прево маршальского суда Оверни, укрылся в замке Сен-Жерана. И вот этот человек, одна репутация которого должна была внушать ужас, овладел сердцем маркизы Буийе, сестры графа де Сен-Жеран. Она была замужем за семидесятилетним старцем, внушавшим ей отвращение. Она уже давно с ним не жила, хотя и находилась в возрасте наслаждений. Любовь заставила её забыть, что маркиз де Сен-Мексан был чудовищем. Она видела только его миловидное лицо и дала себя соблазнить. После этого преступления маркиза де Буийе оказалась в зависимости от человека, похитившего её честь. Надежда соединиться с ним после смерти своего старого мужа заставила её согласиться на другое ужасное предложенное им преступление.

Речь шла о том, чтобы похитить ребёнка, который должен был родиться у графини де Сен-Жеран, и уверить её в том, что она вовсе не была беременна. Таким способом она надеялась получить наследство своего брата. Этот ужасный замысел был и сам по себе труден, но как ослепить графа, столь жаждавшего иметь сына? Как обмануть его тёщу, двух сестёр от второго брака, живших в том же замке? Вот что предприняли маркиз де Сен-Мексан и маркиза Буийе. И, что самое удивительное, их замысел удался.

Маркиза сделала соучастницами преступления акушерку, служанок графини и дворецкого. Как только у графини начались первые схватки, маркиза де Буийе выставила всех из комнаты, оставшись одна вместе с акушеркой и двумя горничными. Поскольку схватки продолжались долго и были болезненными, акушерка дала роженице питьё якобы для облегчения боли, а на самом далее для усыпления графини, которая родила сына во сне. Новорожденного отдали дворецкому, который тайком окольными тропами отнёс его в загородную резиденцию маркизы де Буийе и отдал на попечение кормилицы. Однако последняя объявила, что будет за ним ухаживать только при условии, что ей назовут имя отца или матери ребёнка. Поэтому младенца переправили в Бургундию. Там дворецкий, которого звали Больё, доверил ребёнка вдове, своей невестке, по имени Пигоро, а на его воспитание оставили сумму в две тысячи ливров торговцу пряностями в Париже.

Оставалось только уверить графиню, что она никого не рожала и даже не была беременна. Это оказалось трудно сделать по отношению к женщине, пережившей все последствия родов. Она плакала, рыдала, требовала показать ей её ребенка. Однако обнаружив, что все были против неё, она боялась, что своим упорством добьётся того, что её примут за одержимую видениями, поэтому ограничилась тем, что утаила в себе свою боль и свои подозрения.

1185. часть 2

Лютичи лу́тичи — экзоэтноним полабского союза племён, живших между Одером и Эльбой. Самоназванием этого племенного союза было вильцы (нем. Wilzen, Wilsen, Wilciken, Wilkinen) или велеты (нем. Wieleten, Welataben; польск. Wieleci). Франкский историк Эйнхард упоминает, что вильцы называли себя велатабианами.
Сумь упоминаемое в русских летописях название прибалтийско-финского племени суоми, заселившего в начале 1-го тысячелетия н. э. юго-западное побережье современной Финляндии.
Емь Ямь, емь (фин. jäämit), (а также ем и гам) тавасты или западные финны — название, которым новгородцы называли в средние века некоторые северные, очевидно, проживавшие в Фенноскандии, народности, в другом источнике указано что это финское племя, упоминается в начальной русской летописи еще при распределении народов, но без точного указания местожительств
Сигтуна (швед. Sigtuna) — город в центральной Швеции, в столичной агломерации Стокгольма. Расположен на берегу озера Меларен
Можновладцы Старшины рыцарских родов, бывшие князья племён, утративших свою политическую самостоятельность, и потомки этих князей составляли в этом сословии аристократический элемент, который с течением времени развился и разросся в особый класс богатой землевладельческой знати, так называемого «можновладства». Пекосинский утверждает, что польское рыцарство до конца XI столетия находилось на иждивении государей и своих земель не имело.
Прислал кудель Женщина должна была кудель прясть, детей рожать да растить, мужчина - зверя дикого бить, женщину от злодеев защищать.
«а воеводе Вшебору, который струсил и бежал с поля битвы, он прислал кудель — позор был так велик, что воевода, как говорят, сплел из этой кудели веревку и на ней повесился.»
Мечники В Древней Руси мечник — дворцовый чин древних русских князей. Главная обязанность мечника была судебная; он должен был присутствоватьпри испытании железом и получал за это 5 кун. Ему поручались князем и другие дела.
Атталия (греч. Aττάλεια), прибрежный город и византийская крепость в Памфилии (Малая Азия) на берегу Атталийского залива в Средиземном море, ныне Анталья.
Брейкспир Адриан IV (лат. Hadrianus PP. IV; в миру Николас Брейкспир, англ. Nicholas Breakspeare, около 1115, Хартфордшир, Англия — 1 сентября 1159, Ананьи. Папа римский с 4 декабря 1154 по 1 сентября 1159. Первый и пока единственный англичанин на папском престоле.
Интердикт (лат. interdictum — запрещение) — в римско-католической церкви временное запрещение всех церковных действий и треб (например, миропомазания, исповеди, бракосочетаний, евхаристии), налагаемое папой или епископом.
День рождения Австрии В X веке из герцогства Бавария была выделена Восточная Баварская марка, которая в 996 году получила название Австрии (Ostarrîchi).
Planta genesta The Plantagenet dynasty took its name from the Planta genesta, or broom, traditionally an emblem of the counts of Anjou. Дрок.