klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Письма из деревни

Однажды маркиза, граф и все их друзья отправились на прогулку. Проходя под стенами крепости, граф отстал, встав на колени и что-то внимательно рассматривая на земле. Когда он догнал компанию, маркиза поинтересовалась, что так его увлекло. Граф ответствовал, что он заметил дыру в земле, которая, как он думал, могла быть ходом в пещерку муравьиного льва. Он хотел его поймать, но не удалось. Маркиза спросила, что он стал бы делать с этим животным, если бы его поймал. Граф ответил, что принёс бы его ей.

— Но я не люблю насекомых! — воскликнула маркиза. — Я их ужасно боюсь. Удивительно, как вы, философы, любите заниматься подобными вещами. Какое удовольствие вы в этом находите?

— Самое большое. Природа удивительна в самых мельчайших своих произведениях. Чем больше изучаешь её, тем больше удивляешься.

— Но удивление занятие дураков, — заметила маркиза.

— Вы заблуждаетесь в этом отношении, — промолвил граф. — Есть два рода удивления. Первый род происходит от невежества. Это удовольствие для дураков. Второй род удивления происходит от знаний, и это удивление доставляет тем больше удовольствия, чем более обширны знания. Необходимо обладать особыми способностями для того, чтобы уметь удивляться должным образом. Искусство природы удивительно даже в мельчайших насекомых.

— Вы употребляете какие-то важные слова, — ответила маркиза. — Искусство природы! Я всегда думала, что искусство есть подражание природе и что в природе нет искусства.

— Ещё одно заблуждение, — возразил граф. — Природа следует с большой точностью всем законам механики. Вот почему она всё использует себе на благо. Можно сказать, что природа весьма скупа и поэтому извлекает из материи всё, что можно из неё извлечь. Наше воображение не в силах постичь ни величайшего, ни малейшего из того, что природа  способна создать. Она постоянно в работе, и едва разрушается одно тело, как тут же возникает другое, и действия её столь соразмерны, что следствие немедленно становится причиной. Нет, мадам, никакой спектакль Оперы с её изысканными чудесами не может сравниться с мельчайшими объектами, которые природа являет нам повсюду. Если бы вы занялись изучением природы, вы забыли бы и про Оперу, и про Комедию, а то удовольствие, которое доставило бы вам такое изучение, превзошло бы любые зрелища в Опере и Комедии.

Tags: философия
Subscribe

  • Historia Rhutena a Ludoviko Kramero conscripta

    Historia Rhutena a Ludoviko Kramero conscripta ANNO M. DC. XIX. Amplissima Russorum regna a Kaliningrado oppido usque ad Tartariae fines…

  • опубликовал шесть лет назад

    Из дневника Блока 1 января. Несравненное. После с любимой пили шампанское. 1 февраля. Незабвенное. После с возлюбленной пили кофе. 1 марта.…

  • Hic liber spectat ad me Nicolaum

    Иногда применяют такую владельческую надпись вместо ex libris. Строгие стилисты осуждают такие надписи, поскольку классики никогда не вкладывали в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments