klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Category:

Энрике Серпа


Энрике Серпа
Мастерство
Если правда (как утверждают многие авторы любовных романов и некоторые сомнительные гипнотизеры), что в большинстве случаев достаточно одного контакта двух взглядов для того, чтобы мужчина и женщина почувствовали взаимное неотразимое влечение к обоюдной страсти, — то именно это, должно быть, и произошло с сеньорой де Родригес и моим сослуживцем по работе в редакции Хулито Арбольяром, сентиментальным и лживым поэтом и счастливым победителем романтических девушек и благосклонных матрон.
Сеньора де Родригес, или Росарио Гонсалес де Родригес, была женщиной небольшого роста, очень нервной, со смуглой кожей, чудесной шейкой, маленькой твёрдой грудью, как из мрамора, и крохотными ножками. Она была, как описал её в своих ужасных стихах Хулито Арбольяр, безделушкой, но безделушкой с алыми пылкими губами, умоляющими о долгих иссушающих поцелуях, и с душой вампирессы.
Они познакомились в одну тёплую ночь тропической осени на выставке Ассоциации художников и скульпторов. Их представила друг другу кузина Арбольяра, сопровождавшая сеньору де Родригес. Они произнесли стандартные фразы, необходимые в таком случае. Потом они обменялись обычными любезностями, подкрепив их глуповатыми улыбками.
Они стояли перед чудесной скульптурой Альдо Гамбы, изображавшей обнажённую женщину. Она была гвоздём выставки. Повернувшись к ней, сеньора де Родригес остановила взгляд на обнажённой женской фигуре. Полюбовавшись в течение нескольких минут с напряжённым вниманием, она произнесла:
— Как она прекрасна!
— Великолепна! — согласился Хулито Арбольяр.
Сеньора де Родригес слегка постучала по белым зубкам кончиком веера и задумчиво заметила громким голосом:
— Но откуда берутся женщины, согласные позировать вот так, обнажёнными?
— Вы…!
Вспыхнув от прихлынувшей к лицу крови, сеньора де Родригес выпалила:
— Как…?
Хулито Арбольяр, слегка согнув шею в элегантном поклоне совершенно светского человека и применив самую свою соблазнительную галантную улыбку, снова начал спокойно произносить прерванную фразу:
— Вы редко бываете у моей кузины Америки, не правда ли? Я вас никогда у неё не видал, хотя то и дело захожу к ней.
— Отнюдь, достаточно часто.
И оба слегка улыбнулись, крайне довольные собой. Он, потому что удачно применил свою находчивость, спасшую его от смешного конфуза, от непростительной глупости; а она, потому что ей удалось сделать вид, будто она в правильном смысле поняла слова Арбольяра.
В тот же вечер Хулито Арбольяр сумел, приложив всё своё мастерство, добиться от сеньоры де Родригес того, что она вырвала у него обещание нанести ей визит в самое ближайшее время, якобы с целью подарить ей последнюю вышедшую в свет книгу Арбольяра.
Когда же часом позже они простились, чтобы отправиться каждый своим путём, Хулито Арбольяр обернулся раза два с явным выражением беспокойства и восхищения, чтобы взглянуть Росарио вслед. Она же сказала подруге:
— Твой кузен незаурядный человек.
— И ещё более незаурядный трепач. Поберегись!
— Да чего же мне беречься?
— Ничего. — И подняв глаза, Америка продолжала: — Посмотри-ка на новую рекламу ресторана «Тропикаль». Хороша, не правда ли.
Разговор двух подружек направился по другому руслу и перешёл на банальные темы, которые абсолютно не интересовали сеньору де Родригес.
Три дня спустя Хулито, выполняя обещание, нанёс визит сеньоре Родригес, с удовольствием его своему супругу:
— Мой друг сеньор Арбольяр, кузен Америки, о которой я тебе говорила.
— Очень рад.
— Я тоже. Позвольте вашу шляпу. Садитесь, пожалуйста.
Хулито, устраиваясь в кресло перед супружеской парой, спрашивал себя, что же заставило сеньору Родригес выйти за этого толстого человека с грубым голосом, бычьим взглядом, который к тому же был намного старше её.
В течение получаса они вели вялый и пустой разговор, вся тяжесть которого легла почти полностью на Хулито. Несмотря на это, когда Арбольяр поднялся, чтобы попрощаться, он формально их уверил, что от души доволен визитом и что вскоре его повторит.
И на самом деле он сдержал слово. Через неделю кресло в гостиной семьи Родригес элегантно раскачивалось под тщеславным Хулито Арбольяром.
После этого он стал посещать их дом довольно часто, иногда выбирая моменты, когда хозяина не было дома. Наедине с сеньорой Хулито хитро применял самые вкрадчивые взгляды, самые нежные модуляции голоса и самые блестящие выражения. Его осада была столь успешна, что через тридцать дней знакомства сеньора Росарио Гонсалес де Родригес для Хулито Арбольяра превратилась просто в Росарио, через тридцать пять — в «мою дорогую Росарио», а через сорок дней, благодаря соединённым усилиям Хулито и Росарио, возник настоящий треугольник Родригес — Гонсалес — Арбольяр.
***
В разговоре с женой после знакомства с Хулито Арбольяром Родригес признался ей, что нашёл его очень симпатичным. После второго визита он считал его уже прекрасным парнем и, как будто, хорошим другом. Но когда он заметил, что Арбольяр начал посещать их дом чаще, чем он того хотел бы, Хулито стал ему в такой степени несимпатичным, что однажды между Родригесом и его супругой состоялся следующий разговор:
— Росарио, ты не находишь, что Арбольяр скучноват?
— Немного, пожалуй.
— Нельзя ли как-то избегать его визитов?
— Ты с ума сошёл! Грубо его оттолкнуть? Он же кузен Америки!
— О боже! Конечно же, нет! Грубо оттолкнуть? Нет, но однако…
Не найдя готового решения, он более не хотел говорить на эту тему. После чего его уважение к Арбольяру снова вернулось. Однако упорная навязчивость визитов Хулито до такой степени его раздражала и возбуждала подозрительность, что однажды вечером, сидя в кровати, в то время как Росарио расчёсывалась перед зеркалом, он снова поднял тот же вопрос перед женой:
— Послушай, Росарио, — сказал он ей, — тебе не кажется, что Арбольяр посещает нас слишком часто?
— Да, кажется.
— Не могли бы мы как-то избегать его визитов?
— Ты с ума сошёл! Грубо его оттолкнуть?
— Нет, грубо отталкивать не надо. Но… — Потом после паузы: — Мне кажется, что он влюблён в тебя…
— О господи! Да ты с ума сошёл! Чтобы Арбольяр да влюбился в меня! Да он влюблён только в свои стихи…! Пришло же такое тебе в голову!
Немного смутившись, Родригес пробормотал:
— Хорошо, хорошо… Но зачем же он сюда приходит? Здесь нет девушек, в которых он мог бы влюбиться. Здесь только ты да я. Из-за меня он не станет приходить, уверяю тебя. Значит, в таком случае, он приходит из-за тебя. Понятия не имею, что ему делать в этом доме, особенно когда он приходит в моё отсутствие…
Жена его прервала:
— Господи ты боже мой! Ну зачем он может сюда приходить? Да чтобы делать то, что он делает всегда: читать стихи! Если бы женщины что-то для него значили! Я ведь тебе говорю: он способен влюбиться только в свои стихи.
Родригес задумчиво покачал головой. Но, казалось, доводы супруги его убедили.
В третий раз дело приняло серьезный оборот. Родригес уже не выносил Хулито. От одной мысли о его приходе Родригес слабел, чувствуя, как им овладевает глухое удушливое бешенство. Поэтому он решил покончить с эти раз и навсегда.
— Росарио, — обратился он к жене с непривычной для него настойчивостью, — выслушай меня хорошенько. Я не желаю, чтобы Арбольяр хотя бы раз ещё ступил в мой дом. Делай что хочешь, но я не желаю его больше здесь видеть…
— Но послушай, ведь это же…
— Нет, нет. Я уже сыт по горло, хватит. Понятно? Хватит! Если он хочет читать стихи, пусть отправляется в кафе. Ты думаешь, я всё проглочу не глядя? Ошибаешься! Я не дурак. Думаешь, я верю, что он приходит сюда только затем, чтобы говорить о стихах? Да будь я последний идиот…
Росарио окинула мужа гневным взглядом:
— Итак, ты думаешь, что он в меня влюблён?
— Конечно!
— И что я ему это позволяю… и что я такая же, как все… и что я хочу стать его любовницей…!
Сцена окончилась неожиданным образом. С её стороны: отчаянным нервным припадком, во время которого она разорвала кружевную салфетку и так топала ногами, что у туфли оторвалась подошва. С его стороны: безутешной мольбой о прощении за его грубость, обещанием любезного приёма Арбольяра, чтобы доказать Росарио, что он в ней не сомневается, и, наконец, пылким взаимным поцелуем, жарким и страстным.
На другой день появление Арбольяра вызвало у супругов необычное оживление. На лице Росарио сияло безграничное злобное удовольствие, а её муж довёл свою любезность до такой степени, что сам принёс на подносе бутылочку из буфета, чтобы пропустить по стопочке ликёра с Арбольяром. Это был восхитительный вечер, о котором у Хулито сохранилось неизгладимое впечатление, потому что он был в высшей степени очарован сладкими и томными взглядами Росарио и сердечной добротой Родригеса.
После этого незабываемого вечера Хулито, по совету Росарио, перестал приходить к ним домой. Как-то раз он позвонил Родригесу и осведомился о его здоровье и о здоровье его супруги. Своё отсутствие он объяснил огромной занятостью в газете. Родригес уговаривал его навестить их, и Хулито пообещал вскоре прийти. Прошло несколько дней. В доме супругов Родригес-Гонсалес зыбыли, по крайней мере, внешне, о существовании Хулито Арбольяра. Но однажды вечером, после ужина, когда сеньор Родригес читал газету, сидя напротив Росарио, вышивавшей от скуки салфетку, фамилия Хулито, как бы случайно, сорвалась с его губ:
— Сегодня я виделся с Арбольяром.
— Да? — сказала Росарио, слегка приподняв головку.
— Да, я наткнулся на него на «Обиспо». — Руки с газетой опустились на колени. Потом он добавил: — Мы отправились в кафе «Европа» и долго проговорили… Бедняжка! Видела бы ты его! На кого он похож! Журналистика и морфин его доконают. Он ведь колет себе морфин. Ты знала об этом?
— Нет.
— Да, он колется. Нервы у него не в порядке и он совсем обессилел. Я в свои сорок пять гораздо здоровее его… Эта современная молодежь! В моё время!... Этот парень совсем развалина!
Помолчав, добавил со слезливой жалостью:
— Бедный мальчик! Он не сможет жениться!
Потом, с принуждённым безразличием, поднял газету к глазам и погрузился в чтение, в то время как Росарио смотрела на него сострадательно и насмешливо, кусая губы, чтобы сдержать смех.
Tags: кубинская литература, перевод, рассказ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments