klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Краткое изложение работы Эдварда Саида «Ориенталистика» (часть 2)

II
Как ориенталист представляет сам себя?
— он спасает Восток от него самого: он возрождает забытые языки, толкует и расшифровывает поступки, расы и менталитет;
— он создаёт научные инструменты для изучения Востока;
— он необходим для всякого жителя Запада, интересующегося Востоком. Без помощи востоковеда Восток остаётся непонятным, таинственным, странным и алогичным. Он должен поддерживать эти мифы, чтобы оправдать свою необходимость в качестве единственного дешифровщика.

Основателем современной ориенталистики является Сильвестр де Саси (Sylvestre de Sacy).
Он родился в 1757 году в семье янсенистов. Обучался арабскому, сирийскому, древнееврейскому и халдейскому (так в 19-м веке называли арамейский). «Ворота на Восток» ему открыл в первую очередь арабский. В 1796 году он стал первым профессором арабского языка в Школе восточных языков, директором которой он стал в 1824 году.
В 1806 году он профессор в Коллеж де Франс.
Он переводил бюллетени Великой армии и Прокламацию к алжирцам в 1830 году (дата завоевания Алжира Францией).
Он предоставил ориенталистике корпус текстов, педагогическую практику и традицию преподавания.
Он замыкается в своей работе и изолирует своих слушателей от внешнего мира. Восток становится предметом инициации, таинственным, эзотерическим, доступным только посвящённым, которые прошли  у него курс обучения. Именно благодаря ему ориенталист превращается в некоего «жреца», обладающего даром посвящать в тайны Востока. Он устанавливает общие принципы и частные примеры, имеющее силу раскрытых секретов.
Он истинный создатель этой области знания: он «грабит» (по его собственным словам) восточные архивы, разбирает, сортирует, расшифровывает, аннотирует, репродуцирует и комментирует. Эта работа становится документальной основой для начинающего ориенталиста.
Мало-помалу сам Восток становится для ориенталиста менее важным, чем то, что этот ориенталист из него сделал. Основы такого подхода заложил сам де Саси.
Саси объясняет, что сам по себе Восток слишком груб для понимания европейцами. Поэтому ориенталист должен его «перевести» и переписать.
Ориенталист становится своего рода необходимым фильтром, через который Восток проникает на Запад.  Однако ориенталист презентует Восток небольшими фрагментами. Этот принцип очень важен для ориенталистики, так как позволяет ориенталисту претендовать на обладание конечной истиной относительно Востока, ислама, восточных нравов и восточного менталитета в силу предоставления знаний широкой публике небольшими кусочками.
Со временем та обработка, которую осуществил ориенталист, забывается, и истинный Восток подменяется картиной, созданной ориенталистом.
Де Саси изобрёл метод: ориенталистика создаёт Восток, а каждый ориенталист создаёт свой собственный Восток и представляет его как истинный Восток.
Эрнест Ренан.
Это последователь Саси и создатель союза ориенталистики и филологии.
Филология позволяет Ренану создать генеалогическую классификацию языков. Но для него филология есть своего рода метафизика. Он полагает, что язык соответствует человеческому существу. В 19-м веке бурно развивались медицина, френология и т. д. Изучение происхождения языков постепенно превращается в изучение человеческих рас и классификация языковых семей служит основой для расовой классификации.
Ренан определяет свою сферу интересов как ориенталиста: семитизм.
Он гордится тем, что создал семитизм. Это типично для ориенталиста: он создаёт область исследования, но также создаёт и реальность.
Семитизм:
Для Ренана это вырождение индоевропейца и весь его анализ проходит под этим знаком. Так был изобретен современный антисемитизм.
Ренан трактует общечеловеческие аспекты (историю, политику, экономические,  социологические, лингвистические, интеллектуальные, культурные) как неизменно отклонявшиеся от нормы ввиду их восточного происхождения. Он описывает семитов как ярых монотеистов, не создавших ни искусства, ни культуры, ни мифологии, у которых ограниченное сознание и которые представляют «низший компонент человеческой природы».
От Ренана начинается тесное связывание лингвистики и анатомии.
Как типичный ориенталист, Ренан создаёт, сажает под замок и судит свой материал: семитизм.
Для него языки соответствуют живым существам, но он описывает семитизм как окаменелый и неспособный к возрождению мёртвый язык. Это интеллектуальная основа для оправдания того тезиса, что семиты не являются живыми существами.
Ренан есть создатель того, что Саид называет «лабораторией». Редуцировать Восток, отнять у него его человеческую сущность, чтобы иметь возможность его изучения и введения в рамки научных исследований.
Ренан редуцирует языки до корней, а человеческие существа до рас. Сравнительное изучение восточных языков порождает две семьи языков: индоевропейскую и семитскую. Принцип ориенталистики, желающий превосходства Запада над Востоком, ставит индоевропейские языки выше семитских языков. В конце концов две семьи языков порождают две человеческие расы: индоевропейскую для арийцев и семитскую для семитов.
Здесь обнаруживается основа превосходства арийца над семитом.

Маркс
Маркс для Саида представляет также тип романтического ориенталиста (в духе Гёте).
Он убеждён, что Англия в Индии должна разрушать ради возрождения.
Маркс испытывает сочувствие страданиям индийцев, но это сочувствие исчезает почти сразу же, так как он вынужден, говоря о Востоке, пользоваться словарём и кодами ориенталистики: начальное сочувствие трансформируется в тезис: «в сущности, эти народы не страдают, потому что они  люди Востока».
Маркс есть тип человека, не принадлежащего к ориенталистике, который поддаётся дискурсу ориенталистики. Он является примером того, что при разговоре о Востоке совокупность определения и кодов сами собой навязываются и заставляют думать в духе ориенталиста.

Паломничество и паломники Англии и Франции
Паломничество и паломники очень важны, так как добавляют личный опыт к книжным знаниям.
В 19-м веке Восток становится местом паломничества Флобера, Дизраэли, Марка Твена. Они совершают путешествия и повествуют о своём видении Востока.
 Но европеец на Востоке обязательно оказывается в положении неравенства.

Типичный пример — Лейн и его описание обычаев и нравов египтян.
Он гордится тем, что сумел проникнуть в среду уроженцев Востока, но сохранил при этом дух европейца, необходимый для вынесения суждений, комментирования и анализа.
Он изобрёл шпиона-ориенталиста: способность растворяться среди аборигенов и лгать, чтобы извлечь знание на благо Запада.
Но Лейн должен также постоянно выглядеть перед Западом как шпион, ненастоящий мусульманин, «западник» чистейшего происхождения, чтобы доказать, что он не был заражён ересью.
В этом Лейн оказался первым, кто впустил в ориенталистику проблематику разведывательной деятельности. В разведке существует принцип, согласно которому разведданные представляются под углом зрения заказчика, то есть того, кто принимает политические решения. В противном случае заказчик не примет эти данные во внимание. Например, многочисленные донесения ЦРУ, направленные администрации Буша. В этих донесениях делается отчаянная попытка доказать Западу, что в  Ираке нет никакого оружия массового уничтожения. Буш систематически игнорировал эти донесения, так как он желал, чтобы такое оружие там было. Указанный принцип лежит в основе различия между чистой разведкой и синтезом. Чистая разведка  достойна доверия и обоснованна. Синтез же, наоборот, обязан деформировать данные, приукрашивать их или даже умолчать о них в зависимости от того, что желает услышать политик.
Лейн поэтому ввёл такое новшество в ориенталистику: чтобы заслужить доверие, он вынужден представать как истинный западник, он должен дегуманизировать Восток и придавать научный вид своей работе.
Tags: востоковедение, ориенталистика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments