klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

Кларисса, или История молодой леди

Кларисса, или История молодой леди
Вчера написал о своей подруге (назовем ее Кларисса) и вспомнил, что у нее не было непосредственного начальника, так что ее опасения из-за возможного наказания выглядели необоснованными. Она была художницей, членом Союза художников, то есть на работу не ходила. Возможно, она опасалась, что у нее возникнут трудности с выставками. Она писала чудовищные (на мой взгляд) картины. Они не были абстрактными, так как там были фигуры, но стиль был чем-то средним между кубизмом и поздним Пикассо. К счастью, в своей комнате она ставила картины лицом к стене, так что можно было от них отдохнуть. На показ была выставлена обычно одна картина, которую она любила в данный момент. Мы посещали выставки, а однажды поехали в Новый Иерусалим. Гуляя вдоль речки, я захотел искупаться. Дело было ранней осенью, то есть не жарко. Кларисса не захотела лезть в воду. Я не желал мочить трусы, поэтому полез в воду голышом, попросив ее не подглядывать. Она, конечно, подглядывала, ибо как художник не могла не оценить  моего соблазнительного тела, на котором мышцы живописно перекатывались под загорелой кожей. Я занимался тяжелой атлетикой, достигнув третьего разряда. При весе 62 кг я поднимал 90 кг. Однако Кларисса никогда не предлагала мне ей позировать, я думаю потому, что она больше вдохновлялась фантазией, чем натурой.
Однажды пришел к ней под Новый год. Она достала бутылку коньяка, и я надеялся посидеть до утра за рюмкой без лишних зрителей. Выпили по первой. Тут зазвенел телефон. Ее друзья сказали, что они недалеко и могут зайти. Кларисса мигом схватила бутылку и спрятала подальше. На  мой удивленный взгляд ответила, что нечего их баловать, обойдутся. Зашедшие друзья предложили пойти на флейт (квартиру) тут недалеко. У одного из них шнурки (родители) были в отъезде, и можно было оторваться со вкусом. Хозяин квартиры был известный журналист. По стенам висели его фотографии из разных стран. Сын его был, как и следовало ожидать, полный раздолбай. Если бы я знал, что там ждет, не пошел бы. Из выпивки был только сухач и чистый спирт, который приходилось разводить водой. При разведении спирт нагревался. Пить было не очень приятно. Запивали сухачом. Помимо этого случая я пил спирт только с медиками. Почему они так его любили, осталось для меня загадкой. Пациенты забрасывали их хорошим коньяком, а они заливали в глотку спирт. Из закуски были запеченные в глине тухлые яйца из ресторана «Пекин». Кажется, я так и не решился их попробовать. Спирт разводили на кухне, а сидели на полу в коридоре вдоль стен и слушали индийскую музыку.
Точно не помню, почему разбежались. Виноват был, скорее всего, я. Вероятно, ляпнул что-нибудь откровенно про творчество Клариссы. Она плеснула в меня чаем из стакана, косплея либо Лютера, либо Маяковского, хотя он плеснул краску, а она всего лишь спитой чай. На меня попало мало, почти всё на дверь. Больше мы не виделись. Надеюсь, она неплохо устроилась в Перестройку, когда на Западе был всплеск интереса к русскому и советскому искусству.
Tags: выпивка, живопись, закуска, искусство, история из жизни, купание, отношения, спорт
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments