klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Category:

Кундера

Любите ли вы Кундеру так, как я его люблю? Его манера анализа напоминает метод Ауэрбаха в «Мимесисе». Только Ауэрбах берёт более крупные отрывки текста и не так пристально всматривается в каждое слово. Как все авторы, владеющие одним и более иностранным языком, Кундера очень чуток к слову, его звучанию и значению. В «Нарушенных завещаниях» он разбирает досконально два коротких абзаца из «Замка» Кафки. Рассматривает разные переводы на разные языки и приходит к выводу, что переводчики (особенно на французский) страдают «синонимическим рефлексом», то есть стараются изложить содержание переводимого автора правильным, с их точки зрения, языком, каковой на самом деле есть школьный язык, то есть язык, ничего общего не имеющий с авторским. Это выражается прежде всего в стремлении избегать повторения одного и того же слова. А между тем такие повторы имеют значение для автора. Даже такие мелочи, как знаки препинания, не ускользают от внимания Кундеры. Кафка не любил двоеточия и точки с запятой. Даже запятые ставил произвольно. Переводчки ж на французский понаставили их где ни попадя. Важно для стиля Кафки применение простых слов (быть, иметь). Переводчики стараются их заменить и оказывают автору медвежью услугу.

Самое же интересное для меня, чего я не знал, это то значение, которое Кафка придавал размеру шрифта своих книг. Он настаивал, чтобы его книги набирались крупным шрифтом. Это желание издатели никогда не соблюдали. Размер шрифта связан с длинными абзацами. Тексты, набранные крупно, позволяют глазу сделать передышку.

Tags: литература, литературоведение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments