klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

грустная сказка


Аннелизе Пробст
Рудная гора
Жил однажды бедный крестьянин недалеко от города Гослара. У него была крошечная усадьба, на которой стояла покосившаяся хижина, где размещался он сам вместе со своей лошадкой. Это была старая и добрая лошадка, не очень красивая, но зато очень трудолюбивая и почти такая же умная, как и сам крестьянин. Она не бранилась, не ворчала, не лягалась и даже не требовала за свою работу денег. Это было в ней самое привлекательное.
Крестьянин вставал вместе с солнцем и ложился спать только тогда, когда на землю опускалась ночь в своём звёздном плаще. Но он не мог выбраться из нужды. Как ему было прожить, если на жёсткой земле плохо родится урожай, если ветры уносили прочь заготовленное сено и если дикие звери травили поля?
Когда нужда становилась совсем невыносимой, он садился на коня и отправлялся в лес. Там он собирал грибы и ягоды, пока его лошадка пощипывала лесную траву. Но они от этого не богатели, а наоборот, мешок забот всё тяжелел и тяжелел, а по ночам заботы давили ему на сердце, так что бедняга задыхался от страха и думал, что пришёл его конец. Но хуже всего было то, что крестьянин был не в состоянии заплатить графу налоги. И он сидел, обдумывая своё положение и так, и эдак, но ни один слиток золота так и не упал ему на колени, чтобы его обогатить.
Осень приближалась, а вместе с нею и тот день, когда крестьянин должен был заплатить свои налоги. Если он не сумеет этого сделать, то придут слуги графа, сожгут его домишко, убьют его лошадь, а его самого бросят в долину дьявола. Таков был обычай в стране, ибо граф был суровым господином, который был весьма озабочен деньгами.
Прошло лето, урожай почти не вырос, солнце высушивало почву, и зерно гибло на корню. Бедный крестьянин работал и работал, а лошадка ему помогала, как могла. Но когда настал вечер, он уселся озабоченно перед своей хижиной, а лошадь улеглась неподалёку, они глядели другу на друга и знали, что все их мучения были напрасными.
Тогда крестьянин положил руку на шею лошади, потёрся лицом о тёплый нос животного и сказал:
— Ты видишь, какие дела, бедным плохо, а богатым хорошо. Да, такие дела. Но что нам делать? Нам нечего делать. Вот так-то.
И лошадь кивнула головой, как будто что-то поняв.
Но разговорами делу не поможешь. И когда осень была уже не за горами, взнуздал однажды утром крестьянин свою лошадку, захватил с собою кусок хлеба, запер хижину и отправился в лес.
Может быть, думал он, там и не удастся как-нибудь облегчить мою участь. И если даже мои надежды будут напрасны, то, по крайней мере, мне не придётся наблюдать, как будут жечь мою хижину, и смогу спасти свою жизнь.
И вот они ехали-ехали и приехали в большой тёмный лес. Лесная почва была покрыта мшистым ковром. Стука копыт не было слышно, только высоко в вершинах деревьев раздавалось пение птиц, а солнце сияло сквозь ветки, согревая путника. Крестьянин забыл о всех своих заботах, снял шапку, повесил её на ухо лошади и стал ловить руками солнечных зайчиков.
— Ах, — воскликнул он, — здесь мне будет хорошо. Здесь жизнь получше, чем на каменистых полях. Если бы все еловые шишки были серебряными, я назвал бы себя счастливейшим человеком на земле.
Но еловые шишки были просто еловыми шишками, и серебра не было нигде видно. Но крестьянин не печалился, он смеялся и снова почувствовал себя счастливым и довольным, как никогда.
Ночь они вместе с лошадью провели в узкой норе, а утром другого дня поскакали дальше. Но теперь крестьянину не казалось так же хорошо в лесу, как вчера, и он затосковал по своему полю. Сплошь одни деревья, подумал он, можно подумать, что перед глазами решётка. Пожалуй, надо выезжать из леса, давай-ка, лошадка, вывози на луга и поля.
Но лошадка бежала всё дальше и дальше вглубь леса.
Проехав так пару дней, однажды в полдень привязал крестьянин лошадь к дереву и улёгся на мох отдохнуть. Солнце сияло ему в лицо, он зажмурил глаза, немного поморгал, а потом повернулся на бок.
Пожалуй, я сосну посплю немного, подумал он. Здешняя тишина утомляет. И лучше всегда спать здесь, чем в норе.
И едва он так подумал, как сразу же заснул, и ему приснился такой прекрасный сон, что обязательно его нужно вам рассказать.
Подумайте, ему приснилось дерево высотой с огромную гору, а на ветках дерева висели серебряные шишки. Они были большими и тяжелыми, и каждая шишка весила десять фунтов. Десять фунтов серебра! Всего одним фунтом он смог бы заплатить все налоги! Он мог бы сохранить и дом, и жизнь — всего за один фунт! А вверху висели серебряные шишки. Но когда крестьянин окинул взглядом ствол сверху донизу и посмотрел под дерево, земля вдруг разверзлась надвое, чёрная бездна раскрылась под его ногами, раздался треск, — и, невиданно дело! — все шишки свалились туда. Затем земля снова сомкнулась, на ней вырос мох, проскакал заяц, и когда крестьянин вновь взглянул на дерево, там больше не было ни одной серебряной шишки. Все шишки лежали глубоко-глубоко под землей, и прекрасный сон окончился.
Крестьянин протёр глаза и выпрямился. Над его головой висели шишки, но это были коричневые и лёгкие еловые шишки. И у него не было денег заплатить налоги, его карманы были пусты, а в душе была тоска по его полям и лугам. Он был один во всём лесу, ему стало грустно, и по лицу покатилась слеза, упала на руку, а с руки — на мох.
Внезапно у него над головой захрапела лошадь. Всё это время она не стояла спокойно, а усердно била копытами, чтобы прогнать кружащихся над нею лесных мух. Потом она заржала, чтобы напомнить крестьянину о себе. Крестьянин посмотрел на неё и хотел уже погладить её по ноздрям, как внезапно он вскрикнул от изумления: что там такое?
Там, где лошадь била копытами, что-то сверкало и блестело, как будто в земле лежали блестящие талеры. Крестьянин протёр себе глаза, но блеск не пропадал, как пропало бы наваждение. Крестьянин осторожно подкрался поближе и, протянув руку и сдвинув землю в сторону, увидел, радостно изумившись, что это действительно было серебро, сверкавшее как звёздочки при свете дня. Но это был не серебряный талер, а серебряная руда.
Крестьянин обнаружил серебряную жилу. Он засмеялся и потёр руки от радости. Потом он распихал драгоценную руду по карманам, сколько мог, сделал зарубку на ели и засыпал руду землей. После этого он вскочил на лошадь и скакал день и ночь, пока снова не приехал к себе домой. Там он выплавил серебро из руды, а когда приехали оруженосцы графа, чтобы забрать налоги, он отдал им кусок серебра величиной с голубиное яйцо. Оруженосцы весьма подивились, откуда у бедного крестьянина столько серебра, и стали его расспрашивать, но он не ответил им. Тогда они оставили его в покое, так как им было всё равно, откуда у крестьянина деньги. Они ведь собирали их только для господина графа. Поэтому они поехали своей дорогой.
С тех пор, когда крестьянину была нужда в деньгах, он скакал к своей серебряной жиле, брал, сколько мог унести, и стал зажиточным человеком. Но он не стал скрывать тайну серебряной жилы. Когда он встречал бедняка, страдавшего от нужды, то показывал ему дорогу к той ели, и тот тоже брал себе немного руды и забывал о заботах.
Но однажды об этом услышал также злой рыцарь. Он взял своих людей и поехал с ними к серебряной жиле. Там они свалили все деревья, снесли гору до основания и забрали из земли всё серебро. Но другим людям они ничего не дали, и когда однажды крестьянин снова пришёл туда, чтобы набить себе карманы, они его прогнали прочь. Тогда уселся он перед своей хижиной и стал глядеть на заходящее солнце. А лошадь паслась на лугу. И тогда сказал крестьянин:
— Да, такова жизнь. Со мной произошло то же самое, что и с прочими крестьянами. Когда нам в чём-нибудь везёт, приходит граф и разрушает наше маленькое счастье. Такое случается со многими людьми — крестьянами, угольщиками и охотниками. Они стонут и жалуются, и понятно, почему. Разве мы не такие же люди, как и те, кто наверху?
И он пошёл в свой домик, запер дверь за собой и долго думал об этом, а лошадь стояла как чёрная тень на лугу и поедала последнюю сочную траву.
Tags: немецкая литература, перевод, сказка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments