klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

Красивейшая женщина в мире


Красивейшая женщина в мире

В теплый и гостеприимный карибский городок, омываемый прекрасным многоцветным морем, из далекого чужеземья прибыл передвижной парк развлечений, превозносимый небывалой рекламой. Экзотический парк принес с собой множество аттракционов и шоу, уже успевших вызвать полный восторг в каждом из посещенных ранее городов.

Со дня прибытия парка комнаты смеха, музей восковых фигур, заколдованный замок, колодец желаний, животные прошлого и чудеса света, среди прочих зрелищ, восхищали детей и молодежь и забавляли взрослых и стариков этого городка.

Не успел открыться парк, как длинные очереди мужчин, женщин и детей с нетерпением ждали момента, чтобы войти и насладиться самыми разнообразными и привлекательными представлениями. Почти с самого начала работы ярмарки наибольшим вниманием со стороны публики пользовались кривые зеркала комнаты смеха. Напротив, любопытный и поначалу не очень привлекавший внимание аттракцион — разговор с красивейшей женщиной в мире — остался незамеченным.

Странно было то, что можно было только разговаривать с ней, но не видеть ее — что  как раз было бы наиболее ожидаемым, но таково было правило, и немногие любопытные приняли его, с нетерпением ожидая момента поговорить лично с девушкой и с радостью приберегши для этого свои две монеты.

Из тех, кто выстроился в очередь, чтобы поговорить с ней, в первую очередь молодые люди были полны энтузиазмом, чтобы попасть туда, и некоторые из них делали ставки на то, кто первым увидит ее, выйдет с ней и даже покорит ее. Взрослые мужчины были немного сдержаннее и выглядели несколько неловко, поскольку многие из них были женаты или имели даже детей, и, возможно, они не могли объяснить, почему они хотели увидеть или поговорить с самой красивой женщиной. Несколько стариков, которые тоже стояли в очереди, были в восторге и казались помолодевшими от одного ожидания.

Настала очередь войти и для Матео, одного из многих бывших там молодых людей. День клонился к вечеру, и горизонт окрасился в свинцово-красный цвет. Это было последнее, что он видел перед тем, как войти в палатку, где ждала красивая женщина. Высокий человек, охранявший вход, который скорее походил на восточного евнуха, привлеченного из султанского гарема, чем на охранника, провел его внутрь и усадил на старое деревянное кресло.

Оказавшись там, Матео осмотрелся. Царило глубокое молчание, и атмосфера, хотя и скромная и без особых украшений, была теплой и дружелюбной.

Спустя всего несколько минут тусклый свет осветил комнату. Затем Матео увидел, что в задней части магазина находилось что-то вроде кресла с небольшой решеткой, расположенной перед ним. В это время появилась пожилая женщина в черной одежде, которая сказала:

—  Подходи ближе. Молодая женщина находится по другую сторону решетки, она с удовольствием позаботится о твоих проблемах. Ты можешь задать только три вопроса.

Матео застенчиво поднялся, мысли его были спутаны, а сердце бешено колотилось, так как он не имел ясного представления о том, что он действительно хотел спросить. Усевшись, он наклонился к решетке и сказал:

— Ты там? ...

— Это твой первый вопрос? – ответил с другой стороны мягкий мелодичный голос.

— Нет, конечно нет! — ответил Матео. —  Я просто не знал, там ли ты уже.

— Да, я здесь, — сказала девушка. Можешь задавать вопросы.

— Сколько тебе лет? —  поспешил спросить Матео.

— Почти все хотят знать одно и то же, — сказала женщина без особого удивления. — Но в любом случае я скажу вам. Я не девочка, не девушка, не взрослая дама, не старуха, потому что проходящее время не оставляет на мне следов. У меня возраст женщины твоей мечты и радость моего сердца вечна во времени.

— Как тебя зовут? — продолжил Матео.

— Мое имя в пении птиц и в шуме потоков; но для мужчин мое имя — это то, что вы хотите произнести с наибольшей нежностью и надеждой, и я довольна этим и, конечно же, я вам благодарна, — ответила со всей искренностью женщина.

— Почему ты не позволяешь себя увидеть? — немного наивно спросил Матео.

— Это не совсем так, — ответила женщина. —  Ты уже видел меня много раз, только по какой-то причине ты меня не замечал. Придет день, когда наши пути снова пересекутся, и, возможно, к тому времени ты действительно увидишь меня. В настоящий момент я не могу тебе сказать больше.

Матео был смущен и хотел спросить что-то ещё, но рядом с ним появилась женщина в черном, сказавшая, что время истекло и что он должен уйти. Матео встал и, прошептав приглушенным голосом «до свидания», в ответ на что прозвучало «прощай», вышел из палатки.

По дороге домой Матео мысленно воображал, как может выглядеть таинственная и загадочная женщина. Он представлял ее с золотистыми волосами цвета пшеницы, с белым лицом и изящной фигурой. Он видел ее с голубыми, но грустными глазами, ее губы целовали ветер и пели песни о любви. Ее зовут Жаворонок, и она столь же нежна, как его самый приятный сон о любви...

На следующее утро, незадолго до полудня, Марко, мужчина за сорок лет, женатый и с тремя детьми, решил войти в палатку. Этот, как и многие жители города, знал все и ничего о девушке; Но больше всего его волновала мысль о том, что его ждет: любопытство, разочарование или несбыточная мечта.

Сидя на деревянном стуле в ожидании момента для разговора, Марко принялся внимательно изучать временно сооруженную палатку. Однако он не обнаружил какого-нибудь особого украшения или предмет, который мог бы привлечь его внимание. Ощущался только пьянящий аромат духов этой женщины, восхитительный и опьяняющий, прежде ему неизвестный.

Поглощенный наблюдением, Марко не заметил прихода женщины в черном, которая поспешила дать ему обычные инструкции и оставила его там одного перед решеткой.

Марко, нерешительно поглаживая свою густую бороду, не оосмеливался заговорить. Тогда девушка сказала сама:

—  В твоем молчании сомнение или, может быть, вместо вопросов на самом деле ты ждешь наводящие ответы? ...

—  Да, — согласился Марко. — Я сбит с толку, и что-то во мне и в моей жизни идет не так, как следует. Я пришел, потому что думал, что, увидев тебя или поговорив с тобой, мое сердце снова почувствует любовь, которая когда-то покинула меня.

Девушка сразу же ответила:

— Любовь, о которой ты говоришь, будто ты перестал ее чувствовать, никогда не покидала тебя. Бывает, что она робко спит в твоем сердце и боится выразить себя снова. Ты сбит с толку и закрыл себя для мира и, особенно, для тех, кто любят тебя.

Марко, внимательно выслушав ее слова, попросил ее продолжать:

— Если это правда, то почему я больше не вижу свою жену так, как раньше ее видел, и почему я скучаю по тем моментам моей юности, когда все было очаровательно, радостно и беззаботно, и когда любовь была самым прекрасным в мире?

— Любовь, — ответила девушка, — в каждый момент предлагает различные грани, оттенки и нюансы, и мы не можем навсегда закрепить цвет или тон, поскольку это не позволит любви расти и созревать в нас. Любовь, которой ты жаждешь, — это любовь, которая содержит страсть и желание, и хотя наши эмоции передаются в ней со всё большей интенсивностью, мы не можем ограничить или закрепить в ней все наши иллюзии. Любовь как море: иногда спокойная, иногда бурная; но всегда в постоянном и вечном движении. Ты должен научиться странствовать на её хрустальных и пенистых волнах, плавно и умело направляя свой корабль; потому что море, если ты отдашься ему, может отвезти тебя куда угодно, и тогда ты не сможешь обвинить его в том, что оно показало тебе неизвестный берег или погрузило тебя в самые темные и тайные глубины.

Марко снова спросил:

— В таком случае, что я могу сделать, чтобы воссоздать этот красивый и нежный образ любви и снова встретиться с человеком, в которого я так сильно однажды влюбился?

Женщина ответила:

— Я не думаю, чтобы это было трудно для тебя, потому что у тебя благородное сердце и отзывчивая и добрая душа. Подумай о том диком цветке, который ты прикалывал к ее волосам, и о тех любовных песнях, которые ты ей пел в полнолуние. Вспомни тот первый нежный поцелуй, который наполнил ваши души эмоциями, и вспомни, с каким упоением вы с ней молча обменивались взглядами, навсегда сблизившими вас. Подумай, как много своей красоты она пожертвовала ради того, чтобы одарить тебя прекрасными детьми, вид которых наполняет тебя гордостью и глубокой радостью. Представь, что она сейчас в твоем доме, заботится о них и ждет момента твоего возвращения, чтобы встретить тебя, возможно, уже не с тем же порывом и пылом прежних лет, но с глубокой любовью и терпеливым волнением.

Женщина продолжала говорить еще довольно долго, пока Марко не попросил ее больше ничего не говорить, потому что он уже понял многие вещи, которые он сам отказывался принимать, и которые он, возможно, забыл.

Задумчивый, но воодушевленный, Марко покинул парк развлечений. По дороге домой он срезал лесные цветы и насвистывал старую любовную песню, которую некогда напевал своей молодой и красивой жене. Внезапно он почувствовал, как теплое пламя истинной, но далекой любви возрождается в его сердце, а затем, с легким волнением, ускорил шаг...

На следующий день Руфь, одна из самых известных проституток в городе, пришла в палатку красивейшей женщины, и, как только вошла, решительно и, не долго думая, набросилась на скрывавшуюся девушку:

— Это фарс, и я не понимаю, почему люди терпят этот обман и эту ложь,— горячо выпалила она. — Красивая, ты? Красота принадлежит мне, — заявила она. —  И, не говоря больше ни слова, она скинула свою золотую тунику и оказалась совершенно обнаженной. Затем она сказала:

— Мужчины неистово разыскивают меня и утоляют мною всю свою жажду любви, говоря, что они никогда не встречали и не видели женщину более красивую и любезную, чем я, во всем мире.

Руфь говорила торопливо, даже яростно и с нескрываемой гордостью и тщеславием. На мгновение наступила беспокойная тишина, и Руфь, стоя там надменно и вызывающе, с длинными огненно-красноватыми волосами, зелеными глазами, тонким и прямым носом, полными губами, с белыми зубами, с гладкой загорелой кожей; с большой высокой грудью, с тонкой гибкой талией, с округлыми и симметричными бедрами, с приподнятым и широким тазом, с нежным кучерявым лобком и с длинными превосходными ногами, казалось, заставила невидимую девушку за решеткой замолчать. Однако она сказала:

— Оденься, красивая и безупречная женщина. Мне жаль, что я не вижу тебя глазами мужчин, которые еще не любили тебя, чтобы правильно оценить твою настоящую красоту. Кроме того, это не я буду судить тебя, а ты сама себя.

Руфь подняла свою длинную тунику и медленно прикрылась. Тем временем красивейшая женщина продолжала говорить:

— Больше, чем твое тело, твои формы или то, что являет твоя тонкая загорелая кожа, именно твой взгляд меня больше всего покорил. Он грустный и кажется гневным и полным боли; но также полным любовью и надеждой. Твоя жизнь была нелегкой, но ты также не помогла сама себе, поскольку ты не дала себе открыть свои другие скрытые достоинства, отличные от тех, которые содержатся в твоем теле.

Руфь, успокоившись и смирив гордыню, осмелилась спросить:

— Что же нужно сделать, чтобы показать другую красоту и быть любимой за то, чем я есть на самом деле?

— Ответить на это нелегко, — искренне ответила девушка. — Поэтому сначала я бы хотела, чтобы ты посмотрела в зеркала времени и увидела, что с тобой будет через несколько лет, если ты продолжишь идти по нынешнему пути. Это поможет тебе понять, что физическая красота заканчивается: в некоторых случаях постепенно, в других, как у тебя, очень быстро и без толку. Вернись в свои первые годы и верни часть тех потерянных и забытых снов. Освободись от обстоятельств своей судьбы и переделай свою жизнь, оставшись прежде всего честной и искренней сама с собой.

Руфь склонила голову, и из ее прекрасных глаз потекли горькие слезы. Тем временем женщина продолжила:

— Если завтра ты снова будешь отдавать свое тело и свою красоту, свою любовь и свои ласки, пусть это не будет просто за несколько простых монет, и не за какие-то дурацкие и блестящие наряды, и не за изысканные ткани для роскошных платьев, а потому, что ты хочешь что-то отдать очень ценное в тебе и в твоем сердце. Тот, кто тебя заслуживает, — это не тот, кто может заплатить больше всех, а тот, кто видит в тебе реализацию своих грез и кто обнаруживает в тебе семя, которое продолжит его странствие по миру и, возможно, также увидит, как его собственная кровь пульсирует в чужих венах.

Руфь не говорила, а просто рыдала, пока скрытая женщина продолжала говорить, почти как дающая советы мать, :

— Не показывай свое тело раньше, чем увидят твою душу. Не дари ласки, не получив сначала нежного взгляда любви. Не растрачивай свою жизнь и не наполняй душу одиночеством и муками твоих мужчин или эгоизмом твоих неизвестных и тайных любовников.

Руфь, хотя и расстроилась, поблагодарила девушку за ее слова и извинилась за свое первое поведение по прибытии, а перед уходом сказала:

— Со мной никогда так не говорили, и теперь я боюсь, что не знаю, ни что делать, ни что сказать. Позвольте мне вернуться после того, как я увижу себя в зеркалах времени, и к тому времени вы даже позволите мне встретиться с вами.

— Да. Когда захочешь, — мягко сказала девушка. — Может быть, ты тоже увидишь меня. Хотя, конечно, это мне запрещено, —  твердо сказала она. но в тебе есть что-то, что наполняет меня мужеством и абсолютной уверенностью, а также потому, что я чувствую, что ты ...

И в этот момент она замолчала, словно желая заглушить какую-то тайну своего сердца, и в ответ сказала так:

— Ну, это не имеет значения сейчас. Иди и, если хочешь вернуться, я тебя подожду.

На следующий день Руфь отправилась посмотреть на себя в зеркалах времени. Прождав более двух часов, она наконец оказалась перед зеркалом прошлого. Она отрегулировала часы времени, и зеркало начало показывать самые важные аспекты ее жизни. У нее было счастливое детство, но юность у нее была неблагополучна. Ее отец, внезапно погибший в результате несчастного случая, оставил ее, ее двух младших братьев и больную мать без достаточных средств. Ее мать, пытаясь решить финансовые проблемы семьи, в итоге устроилась на работу в публичный дом, где она занималась общей уборкой, а взамен они давали ей еду и кров для нее и ее детей. Однако владелец дома, старый сатир, по уши влюбился в Руфь и приставал к матери с требованием принять ухаживание, гарантируя ей лучшее обращение и хорошее вознаграждение. Руфь, наивная, испуганная и, прежде всего, жалеющая свою мать с братьями и сестрами, в конце концов —  против ее воли —  согласилась. Вскоре мать умерла, и Руфь оказалась в полной власти старика, который больше не заставлял ее удовлетворять его прихоти, а только прихоти его самых усердных и особых клиентов...

В этот момент Руфь заплакала и не хотела вновь пережить свою печальную историю или свое горькое прошлое. Без лишних слов она остановила часы и отправилась на поиски зеркала будущего. Там она заметила, что это зеркало предложило ей две альтернативы: следовать по пути, по которому шла раньше ее жизнь, или испытать новую судьбу. Первый вариант был не более чем просмотром того же исхоженного пути в ее жизни, который до сих пор не предоставил ей ничего положительного. Поэтому ее внимание сильнее привлек второй вариант. Недолго думая, она выбрала его. Быстрые, нечеткие изображения проносились так, словно она мчалась на большой скорости. Через мгновение изображения в зеркале стали ясными и четкими: это был весенний пейзаж как будто во сне наяву. В небольшом озере, граничившем с зелеными и цветущими горами долины, отражалось голубое небо. Почти погрузившись в этот прекрасный пейзаж, Руфь увидела небольшой деревянный домик на маленькой лужайке. Из трубы дома лениво поднимался серый кроткий дымок. В этот момент дверь открылась, и двое пригожих детей шумно выбежали из дома. У старшего, мальчика лет семи, были кудрявые чёрные волосы и розовато-белый цвет лица. Девочка лет пяти была красивой, с рыжеватыми волосами и загорелой кожей, очень похожей на нее: да, на нее самое! Руфь замерла, ее объяла тоска. Ее кожа покрылась мурашками, и она не знала, что делать и что сказать. В этот момент высокий, хорошо сложенный мужчин, на вид крестьянин, вышел из дома, прощаясь с кем-то внутри. Затем он нежно поцеловал детей и сел в телегу, которая, запряженная двумя большими и сильными лошадьми, уехала, скрывшись из виду на дороге, симметрично обсаженной большими ивами.

Руфь, глядя с тоской на мужчину, уезжавшего в повозке, не заметила, что к двери подошла высокая женщина с рыжеватыми волосами, аккуратно собранными в длинную косу, одетая просто и деликатно. Длинное розовое платье, покрытое белым фартуком, на котором выделялись вышитые вручную буквы с надписью: «Очаг», еще больше подчеркивало ее прекрасную фигуру. Но услышав голос женщины, призывающий детей: «Дети, Хуанито и Мария, приходят поесть...!», Руфь вернулась к реальности.

Казалось, она снова увидела себя: сначала в образе девочки, а затем в том, что всегда было ее самой дорогой мечтой: красивый дом, любящий муж и прекрасные дети. Настоящая жизнь!

Магическое видение в зеркале стало испаряться, и Руфь, как во сне летая по воздуху, не поняла, когда ее вывела из прежнего видения толстая и некрасивая женщина, призывавшая мужа увидеть ее такой, какой она была в юности, говоря:

— Посмотрите на меня, посмотрите! Или вы думаете, что я всегда был толстой? Неееет, как можно так думать?! Если я толстая и безобразная, то это ваша вина, или шестеро детей — ничто? Я бы хотела, чтобы он родил хотя бы одного. Бестолочь, запомните, что даже я была хорошенькой! Я должна была послушать маму, когда она говорила, что я ничего не достигну с тобой. Что если бы вместо ...

И толстая женщина продолжила свою заученную и уже затасканную речь; но Руфь больше не было там, чтобы слушать ее.

Парк развлечений был открыт уже пятый день, и больше уже некому было посетить красивейшую женщину в мире, кроме Абрама, богатого и скупого старика, который, тем не менее, не смог устоять перед чарами представления.

Той ночью он думал, что будет последним посетителем палатка красивейшей женщины в мире, и, наконец, он вошел туда.

Оказавшись внутри, Абрам посмотрел на свои карманные часы, чей циферблат, несмотря на мрак в палатке, сиял золотыми блестками. Было семь часов вечера, когда вошла женщина в черном.

Старик пренебрежительным и недовольным тоном напомнил ей, что он ждет уже три минуты и что его время было слишком драгоценным, чтобы его так глупо тратить. Женщина ничего не ответила на это и оставила его там с молодой женщиной.

Абрам подошел и быстро сказал:

— Сеньора, сеньорита, или кто бы это ни был, я не собираюсь тратить ваше время. Я хочу убедиться в том, что вы так красивы, как говорят, и, кроме того, я напоминаю вам, что я заплатил за это и что я не люблю тратить напрасно мои деньги.

—  Спасибо за ваше внимание, сеньор, — ответила девушка примирительным и деликатным тоном. — Но мое время ценно только в той степени, насколько хорошо или плохо я его использую, и я никогда не измеряю его в денежном выражении.

— Ну, хорошо, все в порядке! Я не хочу с вами спорить, — сказал старик, снова глядя на часы. Сколько еще мне нужно заплатить, чтобы разрешили вас увидеть? — настойчиво спросил он. — Я готов заплатить что угодно.

— Ни за одну, ни за все монеты в мире, — спокойно сказала девушка. – Это просто невозможно, и вот так вы должны это понимать.

— Ну, тогда вы проиграете, —  ответил самонадеянный старик. — Если бы мне понравилось, я бы предложил все, что привлекает любую женщину: украшения, бриллианты, платья, предметы роскоши, духи, путешествия и все что угодно, что может осчастливить женщину.

— Вы очень щедры, — сказала молодая женщина. — Но ничто из этого не привлекает моего внимания, и я сожалею о том, что есть женщины, которые, будучи ослеплены всем подобным, позволяют взять над собою верх.

— Ба! Чепуха, — сказал Абрам, чуть не смеясь. — Я путешествовал по миру, встречал и обладал женщинами всех возрастов, рас, цветов и религий, и никто не отвергал мои дары или милость моего богатства.

— Как здорово! —  ответила гордо девушка. —  Это значит, что мне повезло быть первой женщиной, которая отказалась от ваших предложений и вашего огромного богатства; и мне действительно жаль, что на этот раз вы не получили то, чего вы хотите.

— Это не имеет значения, — иронически сказал старик. — У меня есть и будут женщины, которых я хочу. Не важно, если будет одной меньше.

Мужчина повернулся, чтобы уйти, но молодая женщина остановила его, сказав:

— Сеньор, я должна сказать вам, что из всех людей в этом городе, вы единственный, у кого я не могу ничего взять, даже ваши деньги.

Мгновенно появилась женщина в черном с двумя монетами на маленьком подносе. Старик посмотрел на упрямую старуху без особого внимания и, не говоря ни слова, взял монеты и ушел.

Наступил последний день парка развлечений. Это был седьмой день, и весь город наслаждался по полной. У всех в памяти остались приятные и неизгладимые впечатления о полученных удовольствиях, но также и грусть по редкостному событию, которое повторится только через много лет.

Руфь ждала наиболее подходящего момента, чтобы снова поговорить с красавицей, но по неизвестной причине она  дотянула до последнего момента, став, таким образом, последним человеком в городе, посетившим  ее.

Охранник палатки беспрепятственно пропустил ее, отойдя в сторону. Руфь была одета в синее платье и несла в руке букет белых роз. Она нервничала и не хотела садиться, несмотря на любезное приглашение женщины в черном.

Девушка, увидев ее, первой взволнованно заговорила:

— Ты вернулась, дорогая подруга. Как приятно и радостно видеть тебя. Мне было жаль, что я не попрощалась с тобой. Но давай, — настоятельно сказала она, — садись. Хочу с тобой поговорить.

Руфь дрожащим и приглушенным голосом сказала:

— Спасибо, я ... я очень боялась прийти; но также что-то подсказало мне, что я должна это сделать. И... ну, вот и я.

Прежде чем продолжить, Руфь глубоко вздохнула, а затем, спокойнее, сказала:

— Прежде всего, я хочу, чтобы вы знали, что я принесла эти простые розы для вас в знак глубокой благодарности за то, что вы сделали для меня. Благодаря вам я открыла для себя возможность найти другой мир; но я не знаю, реально ли это, и боюсь, что это не более, чем красивый и фантастический сон или мимолетная иллюзия.

Женщина, выслушав ее в полном молчании, сказала:

— Дорогая подруга, не сомневайся в будущем, показанном в зеркалах времени, потому что это было твое сердце, а не твои глаза, которые за тебя это видели; и только то, что сердце видит и одобряет, — это то, что действительно имеет значение и ценность в жизни. Красота и любовь не в глазах тех, кто смотрит, а в душе и сердце тех, кто мечтает. А ты, прекрасная подруга, несмотря на короткую и утомительную ночь, никогда не переставала мечтать. Однако ты должна иметь в себе силы бороться за этот идеал и не сдаваться, преодолевая многочисленные препятствия и трудности, с которыми тебе придется столкнуться в будущем, — заключила девушка.

— Да. Я знаю это, —  сказала Руфь смиренно и с благодарностью.

Затем, оживившись, она осмелилась сказать:

— Ты видишь меня, но я тебя не вижу. И я не хочу уходить, не увидев тебя. Я хочу посмотреть, действительно ли ты мой друг: мой единственный настоящий друг. Тот, которого у меня никогда не было и которого я никогда не найду снова. Только глядя в твои глаза, я узнаю, что твои искренние слова не напрасны и что в твоих теплых фразах содержится семя верной дружбы.

— Ты права, — сказала девушка спокойным тоном. — В прошлый раз я говорила тебе, что если ты вернешься, возможно, ты увидишь меня, и я постараюсь исполнить свое обещание. Подожди минутку.

В течение нескольких минут, которые показались вечностью для Руфи, висела тяжелая тишина. Но затем раздались голоса на неизвестном ей цыганском языке — в долгой беседе, в которой различим был только сладкий голос красивой женщины.

— Руфь! — неожиданно позвала девушка. У меня есть кое-что, в чем я должна тебе признаться: чтобы удовлетворить твою просьбу, я обещала, что отныне в течение семи лет я буду соблюдать обет молчания и, кроме того, не участвовать в представлениях, а только помогать в работах по дому. Но поверь мне, плевать мне на молчание или работу, если я могу быть для тебя тем, чем ты для меня, то есть верным и незабываемым другом.

Руфь слушала с надеждой и тревогой, а затем ответила:

— О, нет! При таких условиях я не соглашусь, чтобы ты оставила работу, которую ты выполняешь с удовольствием, и чтобы ты также подвергалась наказанию в виде ужасного молчания. Слушай, я говорю тебе, целые годы я ни с кем искренно не разговаривала, пока ты не появилась…

В этот самый момент бледный свет, освещавший палатку, засиял ярче, и появилась та, что до тех пор всегда была скрыта от глаз людей — это была красивейшая женщина в мире.

Руфь, приподнявшись при виде засиявшего ярче света, была поражена, ошеломлена, почти преображена и не произнесла ни единого слова. Не осознавая того, она уронила букет цветов к своим ногам и, трепетно ​​прижав ладони ко рту, поднялась в полном восхищении тем образом, который видели ее глаза, почти блестевшие от слез под влиянием глубоких чувств.

Красивая женщина подошла к Руфи и сказала:

— Я здесь, Руфь. Какое приятное чувство свободы и какая глубокая и истинная радость сообщают мне, что, по крайней мере, для кого-то, я больше не буду загадкой или сомнительной фантазией их мечтаний.

Руфь, все еще удивленная и не доверяя своим глазам, просто сказала:

— Боже мой, неужели это в самом деле? Это не может быть явью. Скажи мне сама, что это не реально!

— Да, Руфь, — сказала девушка с радостью в глазах. — Это правда. Как и все то, что люди благородного сердца, жившие в этом прекрасном городе, получили во время гастролей этого передвижного парка развлечений.

Женщина подошла ближе и подняла белые розы. Она поднесла их к своим тонким губам, нежно поцеловала их и сказала:

— Спасибо, Руфь, за этот сладкий и красивый подарок. Это самый красивый и нежный подарок, который я когда-либо получала.

Пока она говорила, она взяла мягкие руки Руфь и, глядя ей прямо в глаза, спросила ее:

— Друзья...?

Руфь со слезами на глазах без колебаний ответила:

— Друзья? Да! Друзья навсегда!

И вот так, в течение бесконечно длившихся секунд, две женщины стояли обнявшись, слившись в одном существе: нежно, любовно и по-братски...

Передвижной парк развлечений уехал на следующий день незадолго до рассвета с волшебным солнцем и грезами. А в воздухе в течение бесчисленных дней оставались: голоса, смех, радость, новизна, фантазия и определенная магия событий, которые имеют место только в городах, где их люди живут просто, но в мире с самими собой и с себе подобными.

Богота, Колумбия, 18 августа 1992 г.

Tags: латиноамериканская литература, перевод, рассказ, фантастика
Subscribe

  • загадка (трудная)

    Один наш знакомый два месяца назад снял комнату в квартире, забитой книгами. Ему было любопытно, чем может заниматься хозяин — нестарый ещё…

  • Цундоку - покупать книги, но не читать их

    積読 - つんどく (tsundoku) - это слово значит ситуацию, когда человек покупает книги, но их не читает. 積む - つむ (tsumu) значит…

  • Реквием по бумажной книге

    Реквием по бумажной книге Я уже больше года не захожу в книжные магазины — всё равно ничего не покупаю, зачем время тратить. Уже давно, бывая…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments