klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

Убийство в музее


Хосе Марти́нес Матос
Убийство в музее
Только что стали просыпаться, когда послышался крик в зале скульптур. В музее ещё не рассвело, и обычно в этот час все спали.
Только по названию музей, это был на самом деле город, построенный к востоку от автоматизированных центров, чтобы люди, которым не нужно было следить за машинами, проводили дни отдыха.
Сначала думали, что приедут многие люди, как в качестве отпускников, так и постоянно в случае выхода на пенсию или по болезни. Но на практике так не получилось. Большинство предпочитает убивать время в длительных и молчаливых звездных путешествиях. Теперь в моду вошел искусственный спутник, на котором живут подвешенные к деревьям немые гиганты.
Человек может прожить здесь двадцать лет и всего не увидеть: залы со статуями, уже не используемые машины, хирургические инструменты, оружие. Он не сможет откушать во всех ресторанах, где подают блюда уже исчезнувших цивилизаций. Есть горячие воды для лечения всех болезней, в некоторые времена года можно купаться в воде, привезенной с Луны. Показывают кинофильмы, как старые, так и современные. Можно увидеть «Гамлета», а также наших более молодых драматургов. Есть хорошо сохранившиеся картины Пикассо.
Он услышал звук падения и звук быстро удаляющихся шагов. Это показалось ему в высшей степени странным, и он пошел выяснить, в чем дело.
На полу лежала обнаженная женщина. С ее больших грудей стекала струйка крови. На полу он нашел стилет, вытертый предварительно о волосы жертвы.
— Преступление! — вскрикнул он.
Его лицо стал покрывать туман.
Когда он это рассказал Совету дирекции музея, никто не осмелился ему поверить. Но увидев улики — труп той женщины и стилет — все убедились в его правоте. Туман стал покрывать их лица.
Непременно здесь было совершишься преступление. Теперь оппоненты музея,  скрытые враги идеи, отметившей новый этап декибернетизации, захлопают в ладоши. Возможно, они начнут новую кампанию против сторонников этой идеи.
Это преступление сломало нормы, установившиеся уже несколько веков назад. Необходимо прибегнуть к услугам следователей, конвойных, потребуются судьи и адвокаты. В конце цепочки тюрьма или казнь.
Лица, покрытые туманом, широко открытые глаза, удивленно поднятые брови, тихий шепот придавали мрачный вид большому залу, выбранному для обсуждения.
Никто не мог вспомнить, когда в последний раз проводилось собрание. Когда было необходимо принять решение, Президент снимал трубку. Немедленно, где бы ни находились члены Совета, звенел особый звонок и загорались дисплеи. Так происходил контакт. Проходило обсуждение, приходили к соглашению, и каждый возвращался к своим обычным обязанностям.
— Мы не можем сомневаться в том, что имело место преступление, — произнес Президент дрожащим голосом.
От этих слов все снова задрожали.
— Необходимо принять экстренные меры, — добавил Президент.
Он надеялся, что кто-нибудь возьмет на себя инициативу. Но уже настала ночь, но никто не предложил ничего конкретного. Он смог только произнести:
— Учитывая размеры музея, убийца не сможет из него выбраться в течение по крайне мере сорока восьми часов.
Члены Совета, ожидавшие решения, беспокойно задвигались.
Из глубины зала раздался голос самого старого:
— Господин Президент! Пусть никто не узнает о том, что здесь произошло!
— Можете быть уверены, что никто не узнает ни единого слова об этом. Нет нужды пугать отдыхающих здесь.
Как ни старались, никому в голову не пришел спасительный рецепт.
Один человек ростом около одного метра, которому туман никогда не покрывал лицо, потому что он носил шляпу с широкими полями, полностью скрывавшими лицо, взял слово:
— Я верю в человека, имею веру в чистоту человеческой породы. Давайте подождем немного, и я уверяю вас, что убийца сам придет к нам весь в слезах.
Человечек приподнял поле шляпы, чтобы показать своё лицо, и снова в ней скрылся.
Прошло сорок восемь часов, но убийца не объявился. Совет начал обыск музея. Они были уверены, что при виде лица преступника они увидят на нем признание. Скрытно, чтобы не пробудить подозрений, стали обыскивать залы, реки, библиотеки, мосты, бани, рестораны, но всё было напрасно. Они поняли, что этот человек от них прячется, и это наполнило их страхом. Между собой они говорили: «Это чудовищнее, чем само преступление». Они должны были его найти. Он мог убить кого-нибудь еще. Кто-нибудь за пределами Совета мог узнать об этом, и тогда всё погибнет.
Человек в большой шляпе, ответственный за роботов, предложил идею, показавшуюся всем гениальной: подключить к работе роботов. Заполнявшие все залы роботы займутся расследованием. При этом объявят, что роботов необходимо запустить в работу, чтобы они не заржавели. Тем самым будут достигнуты две цели: во-первых, успокоить тех, кто может подумать, что роботы снова заменят людей; во-вторых, предотвратить любое подозрение относительно преступления.
Однажды ночью, когда все спали, достали роботов и разместили в стратегических местах — в банях, ресторанах, спальнях, то есть там, где обязательно должны находиться люди.
Члены Совета спали этой ночью немного спокойнее.
На следующее утро всех разбудил шум и гам. Первыми выскочили из своих воздушных матрасов члены Совета. Шум металла, клаксонов, колес, пропеллеров, толкотня, достигавшая зала для совещаний.
— Что происходит? — спрашивал до смерти испуганный директор. Он подумал о чем-то чудовищном: возможно, слух просочился в фабричный город, и началась паника. Потом он осознал, что это невозможно, и подумал, что роботы поймали убийцу и тащат его, чтобы все увидели.
— Роботы организовали охоту за убийцей, — сказал маленький человек, спавший в эту ночь рядом с Президентом.
— Никто не давал роботам разрешения на такую охоту.
Ответственный за роботов дрожал с ног до головы.
— Вы, как ответственный за роботов, должны отчитаться о происходящем, — сказал Президент, не то встревоженный, не то яростный.
— Роботы уже довольно давно не работали, и я уверен, что с bå управлением непорядок. Я дам приказ об их обездвижении, — ответил человечек, в то время как его шляпа дрожала, как будто он стоял вблизи моря.
Стали появляться люди с заспанными лицами, которые расспрашивали, в чем причина суеты. Одна женщина жаловалась, что робот проник в ее спальню и трогал ее за лицо.
Роботы завладели помещениями музея — они перемещались с большой скоростью на железных кофеварках на колесах, наподобие изображенных на картинах одного художника 20-го века. Группа роботов проникла в оружейный зал, завладела оружием и, потрясая шпагами и пиками, прочесывала лес. Роботы, проникшие в зал авиации, летали на низкой высоте на вертолетах, на тарелках, на больших металлических насекомых, сделанных наподобие уже вымерших видов. Другие толкали мельничные жернова. Один робот выполнял прыжки на реактивном велосипеде.
Изумленные жители музея не знали, что и думать. Это карнавальная шутка для пробуждения интереса или восстание роботов? За всю долгую историю музея никогда не происходило ничего подобного.
Внезапно роботы застыли на месте как парализованные. Потом вернулись в залы, где служили экспонатами. Нужно было дать ложные объяснения и привести в порядок комнаты, захваченные роботами. В конце концов, всё было убрано, но осталась лишней одна статуя. Один робот вытащил из резервуара, где был гипс, превращенное в статую тело человека.
После долгого обсуждения Совет пришел к заключению, что убийца во время бегства или упал в резервуар с гипсом или совершил самоубийство.
Уже господа управляющие собирались подняться с мест, уже перестал потеть господин Президент, уже лица у всех просветлели, появились улыбки.
Маленький человек, не поднимавший голоса во время последнего заседания, приподнял шляпу и сказал:
— А что если это не труп убийцы, а тело новой жертвы?
Сказав это, он снова погрузился в свою шляпу.
Тонкий туман проник в зал заседаний и стал садиться на лица присутствовавших.

Tags: кубинская литература, перевод, рассказ, фантастика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments