klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Человек с золотыми зубами


Элисео Диего

Человек с золотыми зубами

Сегодня ночью мне снился человек с золотыми зубами

И я хочу за него замуж

Дочь моя, этот человек дьявол

У которого есть деньги

И он хочет тебя увести.

Народная песня

1

«Сегодня ночью…»

Дочке приснился в пятницу ночью Человек с Золотыми Зубами. На другой день, за завтраком, рассеянно сгибая кружевную отделку своего пеньюара, Дочка сообщила матери:

— Сегодня ночью мне приснился Человек с Золотыми Зубами, — и добавила, приподняв ресницы и выглядывая с видом, что она приняла решение, — и я хочу за него замуж.

Ее мать, занятая подсчетом, во что станет фураж для новой пары лошадей, резко опустила голову и посмотрела поверх очков, опасно потерявших равновесие, съехав на кончик ее толстого носа. На мгновение она подумала, что женихи уже собираются на мед внезапного наследства, но что-то в лице Дочки тотчас ее отвлекло от этих беспокойств.

— Но, дочка, — сказала она, наконец, со смехом, глядя вслед девушке, отправившейся в сторону выхода во внутренний дворик, — если этот человек всего лишь сон…

Девушка не озаботилась ответом, а стала играть со своей канарейкой, вертящейся в золотой клетке.

2

«мне снился человек…»

Дочка встретила Человека с Золотыми Зубами на выходе из театра Тако́н, в субботу вечером. Моросил довольно сильный дождь, но когда приблизился экипаж, Дочка в нетерпении бросилась бегом, споткнулась за предательский порог и упала бы к ногам лакея, отрывавшего ей дверь, если бы ей на помощь не пришел кавалер, галантно поддержавший ее за руку. Дочка повернулась, чтобы поблагодарить его, и тут увидела печальное лицо, иссиня-черные глаза посреди почти фосфоресцирующих глазниц и сияющие при свете фонаря золотые зубы. Сконфуженная, пробираясь среди атласных волн, которыми ее платье и платье ее матери заполнили маленький темный экипаж, Дочка сумела напоследок увидеть его в щелке окошка.

Он остался сзади, отделенный от толпы нитями моросящего дождя, падающего мельчайшими каплями на самый верх его шляпы.

3

«с золотыми зубами»

Долгое время Дочке не удавалось снова увидеть Человека с Золотыми Зубами. Было много событий, которые могли бы развлечь ее: от покупки утвари — что за зеркала, подзеркальники, стенные зеркала в раме с подсвечником, кресла, ночные столики, картины с мрачными пейзажами и натюрморты для столовой! — со старым особняком «Серро» надо было привыкнуть к неожиданному наследству, к восхитительным сеансам у модистки, к визитам, которые, под покровом соболезнования являлись сокрушенными парами, скромными тройками, болтливыми четверками, чтобы узнать новости и подтвердить прежний интерес к двум бедным женщинам, которые теперь, благодаря дальнему родственнику, уже не были такими уж бедными. Восхитительно бледная, Дочка, казалось, вот-вот была готова отказаться от сетки своих черных кружев, чтобы раствориться как тончайшая туманная колонна среди полутени, всегда имеющейся под высокими стропилами. Время от времени Дочка соглашалась улыбнуться, и тогда окружающие смущались, видя, как блеск на мгновение возвращался в ее затуманенные глаза, немедленно снова угасая. Наоборот, канарейка стала вновь объектом ласк и нежностей. Дочка вышила пышное украшенное незабудками покрывало для ее клетки.

4

«и хочу выйти за него замуж.»

Наконец, она встретила его снова, почти через год, на этот раз на бале-маскараде. Дочка танцевала всю ночь, но почти как автомат, сама не зная, что она делала. Ее мать, сидя среди других столь же корпулентных дам, наблюдала, как она проходила в совершенно геометрической гарнитуре больших круглых юбок, шуршащих, шепчущих, и с талией, высокой до неприличия. Ее «что случится с Дочкой» превращалось в попеременно быстрые и медленные движения огромного андалузского веера, который внезапно, вяло сложившись на левой руке, казалось, признавал, наконец, поражение, отчаяние, когда расстроенный Пьеро или Домино безразлично оставлял девушку с холодным реверансом. В промежутках между музыкой Дочка томилась, напоминая мраморный цветок, замораживая любое возможное чувство романтической любви. Потом случалось так, что кто-нибудь, не способный ей сопротивляться, увлекал ее с собой в ту же игру размашистых безжизненных кругов, за которой с дальнего берега наблюдали бабочки веера. Среди этих вспышек мать заметила в зеркало особенную гибкость, импульс, грациозный сильный прорыв и увидела, как Дочка летит в объятиях бледного Арлекина от зеркала к зеркалу. Из пятнадцатого зеркала замаскированный Арлекин улыбнулся, причем у него во рту блеснуло золото.

5

« Дочь моя …»

Затем Дочка снова не видела его в течение нескольких месяцев. Она урезала свое меню до простого белого риса, если платье плохо на ней сидело, она его безжалостно разрывала; иногда она просто намеренно с силой рвала вещи. Она потеряла всякий интерес к немного поблекшим моделям текущей моды, прибывавшим на надежных пароходах компании «Трансатлантика Эспаньола». Она отказалась выходить из дома, стала пренебрегать уходом за волосами и однажды утром упустила из клетки канарейку. Мать уступала ее растущему высокомерию и, озадаченная, не осмеливалась поднимать вопрос праздников и приемов. Однажды утром, возвращаясь с мессы, некий кавалер церемонно приветствовал Дочку. Это был Человек с Золотыми Зубами. Она совершенно сконфузилась — была не напудренной — и, схватив мать за руку, быстро бросилась бежать прочь. С тех пор она снова согласилась выходить, хотя обстановка внутри дома не смягчилась из-за этого. Она по-прежнему морщилась от бешенства, если ей не нравился вырез платья. Она даже разбила зеркало серебряным рожком для обуви. Что касается Человека с Золотыми Зубами, то он разрешал иногда видеть свое отражение в витрине бакалейной лавки; или же приблизившись к окошечку экипажа или повернувшись внезапно из двери, когда к Дочке подводили лошадей.

6

«этот человек…»

И он снова исчез из виду, хотя она теперь видела его во сне каждую ночь. Проснувшись, она забывала все перипетии встречи, и как бы она ни старалась, в памяти оставался только блеск в дымке золотых зубов. Матери она не говорила ни слова. Взамен она снисходила до того, что заставляла ее платить за свою досаду на тысячу искусных манер. Переставала кушать, особенно потому, что это могло больше всего терзать мать. Подавляла улыбку, когда для нее готовили какое-нибудь лакомство с предвкушением благодарности. Вернулись усталость, безразличие. Дочка сохранила привычки времен бедности, запрещая служанкам входить в ее комнату без особой надобности. Теперь ее процесс одевания каждое утро становился всякий раз всё более невыносимым. Некоторые из бесчисленных кнопок оставались не застегнутыми. Нижние юбки стыдливо вылезали там, где она менее всего их ожидала увидеть. Поскольку задача выбора платья убивала ее до отвращения, она вновь надевала одно и то же платье, помятое и в пятнах. Наконец, она стала проводить целые дни в том, что ее мать называла ее «покоями». Бледная, с черными непричесанными патлами, безразличная или в бешенстве, Дочка казалась красивейшей колдуньей, и ее мать изнемогала от разочарования и печали.

7

«дьявол…»

Затем прошло несколько недель, во время которых она не видела во сне даже Человека с Золотыми Зубами. Однажды ночью, когда ее мать вязала ей шаль с бо́льшим усердием, чем обычно, у розового света лампы, открылась дверь залы  и появилась Дочка с шандалом в руке, с глазами, гладкими как два черных камня. Она пересекла переднюю, и бедная мать последовала за ней с трепетом до больших входных ворот и машинально открыла задвижку. Над оградой маленького сада был высокий силуэт человека, у которого можно было различить только белый рукав руки, опершейся на рукоятку трости. Порыв ветра открыл луну, и глаза свернули, как две крошечные металлические пластины. Мать вернулась, чтобы запереть ворота как можно тише, и оперлась на них спиной. «Дочка, — пробормотала она, — этот человек дьявол»; и добавила сама для себя в глубоком молчании: «и он хочет тебя забрать.» По губам Дочки пробежала алая нить отблеска свечи. Но она ничего не сказала.

8

«И он хочет тебя…»

В последний раз Дока встретила Человека с Золотыми Зубами на борту парохода «Мария Кристина». Благодушно улыбаясь за круглыми стеклами очков, лучший врач Гаваны порекомендовал морское путешествие, и мать Дочки пришла в волнение, предвкушая осуществление этого плана. Наконец-то, после стольких молчаливых жертв, она сможет одновременно спасти дочь и показать цвет своих золотых монет! Ее энтузиазм многое сгладил. Даже сам Дочка казалась немного растаявшей и добровольно пришла на помощь модистке в приготовлениях в путешествию. Понятно, что ее поведение не изменилось в стремлении испортить искренние восторги матери. Она разговаривала с модисткой свысока, с царственной сухостью, и то презрение, с которым она отбросила три первые шляпки, предложенные на примерку шляпницей, было столь разрушительным, что несчастная непоправимо испортила кружевные оконные занавеси. Но, в конце концов, они устроились за широким столом судового салона, окутанные торжественным блеском, пробивавшимся через многоцветные стекла огромного потолочного окна справа от капитана, пользуясь впервые, а затем в течение трехдневного путешествия, привилегиями своего ранга. Подача первых блюд оказалась довольно пресной для матери; несмотря на предостережения врача, ей не удалось избежать того, чтобы ее глаза не наполнились бесчисленными жующими едоками, среди чьих разнообразных волос — просто усов или в различных сочетаниях с имперской бородкой, бакенбардами или эспаньолкой — было трудно подстеречь устрашающий блеск. В конечном счете, для ее беспокойства осталось только пустое место, тая что-то роковое в пурпурной велюровой шляпе. Но капитан, заботливо к ней наклонившись, доверительно ей сообщил, что хозяин шляпы еще более неопытный матрос, чем дамы, и не покидает свой каюты. Слабость отсутствующего пассажира вызвала у нее облегчение, и этого было достаточно, вероятно, чтобы ослабить ее бдительность. Когда завтрак окончился, оставив Дочку с капитаном, ведшим ее под руку, — никогда она не видела ее прекрасней и более величавой, с тем бриллиантовым блеском в глазах, больших как ночи!  — она спустилась в свою каюту, чтобы наградить себя сиестой.

9

«увести»

В сумерках она проснулась от необъяснимого беспокойства. Свет, который проникал через иллюминатор, был красноватой гуашью, окрашивавший все страхом. Дочери в каюте не было. Она вскочила и прижалась носом к холодному круглому стеклу. Она могла видеть только серую пустоту океана и остатки поблекшего огня между облаками, которые скрывали смерть солнца на западе. Внезапно что-то вроде сегмента пурпурного круга заполнило верх видимого пространства. Она быстро подняла глаза и увидела, как Дочка падает с палубы. Она медленно падала в этот вечер навстречу волнам, медленно вращаясь, как бы в вальсируя, с широким парением фиолетовой юбки, под которой дрожали белые крылья нижних юбок; при ее вращении было видно, как некий кавалер держит ее за талию и руку — опускаясь вместе с ней, в тишине. Мать приблизила широко открытые глаза к нижнему краю иллюминатора, видя только роскошные черные волосы Дочки, развевающиеся на фиолетовом фоне ее юбки, теперь такой чужой, на таком смехотворно узком фоне — пока осталась видимой только недостижимая пустота волн в вечном движении.
Tags: кубинская литература, перевод, рассказ
Subscribe

  • Der Tag Johannis des Evangelisten

    Der Tag Johannis des Evangelisten (d. 27. Dez.) ist wieder von Bedeutung: man trinkt S. Johannis Minne oder Segen; die Männer trinken, dass…

  • ничего не произошло

    Год назад в этот день в Москве вообще ничего не произошло. Особенно ничего не произошло на Лубянке.

  • 28 октября

    Родился в 1 955 Билл Гейтс .

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments