klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

А. Апель Замок с привидениями


А. Апель

Замок с привидениями

Дом Хельмута, деревенского судьи, был полон гостей, пришедших отмечать деревенский праздник. Старики сидели за столом, ели пироги, пили пиво и говорили о торговле и трудностях жизни. Молодёжь бродила по комнате и проводила время в весёлых дружеских играх. Все двери и окна были прочно заперты, ибо уже стемнело, а хозяин дома полагал, что не явившиеся гости испугались ночного холода и осеннего ветра, бушевавшего на улице, бросавшего в лицо прохожим смесь из дождя со снежной крупой и срывавшего солому с крыш деревенских домов.

Тут, уже в поздний час, раздался стук в двери и ставни.

— Это, наверное, Маттес, — сказал судья, — я был уверен, что он придёт. Он тут же приказал Розхен, занятой игрой в ручеёк, оторваться от игры и пойти отворить дверь стучавшему.

— Поторапливайся, — прикрикнул он, видя, что она медлит, не желая отрываться от игры.

— Кто знает, что там за человек, отец! — откликнулась она, чуть не плача.

Но отец вполне серьёзно повторил приказ открыть дверь:

— Это жених, — скал он сурово, — и ты ему немедленно откроешь.

Повесив голову, Розхен выскользнула из комнаты и вскоре вернулась весёлой назад, ведя за собой старого Клауса, своего крёстного.

— Добро пожаловать, кум! Добро пожаловать! — дружелюбно приветствовал Хельмут входящего старца, хотя и увидел, что обманулся в своих ожиданиях. — Вы, должно быть, долго стучали, а упрямая девчонка не хотела открывать. Отругайте её хорошенько.

— Если бы я только знала, что это крёстный… — пробормотала Розхен.

— Да, подумайте только, — добавил разгорячённый папаша Хельмут. — Я был уверен, что это Маттес, её жених, а она не хотела ему открывать. Но я уж её проучу!

— Что? — вступил в разговор Клаус. — Маттес ещё не пришёл? Послушайте, да этот неженка боится холода! Вы не должны ругать дочку за то, что она не сразу побежала ему навстречу. Я вот старик, мне за семьдесят, а я отправляюсь в путь из дому, не побоявшись ни непогоды, ни призраков в старом замке, мимо которого мне пришлось проходить.

   Говорят, там недавно опять кого-то дурачили, — заметил один гость.

   Мне тоже об этом рассказывали, — вставил Хельмут. — Вы там ничего не заметили, куманёк?

   Я должен вам сказать, — ответил Клаус, — что я лично ни в грош не ставлю подобные истории. Это обычно либо игра воображения, либо выходка обманщика. Но по ночам мне всё-таки страшно. От страха так просто не отделаешься, что бы там некоторые ни болтали. Но в конце концов ничего страшного не происходит. Если идёшь праведным путем, ничто тебя не смутит. Да вот, как раз когда я проходил мимо этого старого замка, в нем что-то выло и свистело. Это, конечно, был ветер, но я весь задрожал и покрылся холодным потом. Я постоянно оглядывался от страха и к тому же сбился с дороги. Ветер бросал мне в лицо хлопья снега, и я понял, что в темноте забрёл в какие-то густые кусты, но ведь рядом с дорогой никаких кустов нет и в помине. Наконец, когда луна на мгновение выступила из-за туч, я увидел, что стою как раз посреди стен замка. Мне было нужно снова найти дорогу, но если не считать того, что я немного испугался, никто мне по-настоящему вреда не причинил.

   Вам, можно сказать, повезло, сосед Клаус, — произнёс другой гость. — В таких старых разрушенных домах бывает нечисто. Об этом есть что порассказать. Да вот хоть случай с дворянином в Бирненфельде! Как раз при мне Маттес недавно об этом рассказывал.

Клаус об этом случае ничего не знал, а другие гости, хотя и знали эту историю, но полагали, что подобные рассказы можно выслушивать и по два раза. Поэтому говоривший продолжал:

— Этот дворянин однажды отправился в город, где припозднился, так что уже стемнело, когда он собрался ехать домой. А дорога в тех краях шла мимо старой разрушенной часовни, где, вероятно, кто-то был похоронен. Проезжая это место, дворянин увидел горевший там свет. Это ему кажется странным, поэтому он слезает с коня, чтобы посмотреть, что бы это значило. Но когда он приближается к часовне, то видит, как три фигуры, одетые, как покойники, в саваны, встают из-под земли и на него бросаются. При этом зрелище смелость его оставляет, он быстро вскакивает на коня, дает ему шпоры и мчится так резво, как только может скакать его конь. Но не усел он придти в себя от страха, как видит, что три призрака едут за несколько шагов перед ним, и куда бы он ни поехал — прямо или в сторону — он не мог отделаться от этого сопровождения, пока не приехал в своё поместье, где его люди вышли ему навстречу с фонарями в руках. Сначала он не хотел ничего рассказывать своей жене, хотя она сильно его упрашивала, ибо заметила по его испуганному виду, что в дороге с ним случилось что-то неладное. Наконец, когда он уже улегся спать, его люди вдруг услышали, как он в сильном страхе зовёт на помощь, и когда они прибежали к нему, то он им рассказал всё, что с ним приключилось возле старой часовни, и что как раз теперь эти призраки снова к нему явились. На этот раз они царапали землю руками и бросали ему в лицо, так что он почти совсем ослеп. Из этого все сделали вывод, что эти земляные призраки намекали их хозяину на то, что вскоре ему придется закрыть глаза и упокоиться в земле. Потом так и вышло, ибо через три дня этот дворянин умер, и никакие лекарства не могли ему помочь. Число призраков и означало, что пройдёт именно три дня.

Клаус внимательно выслушал этот рассказ. Когда рассказчик закончил свою речь, Клаус заметил:

— Вашу историю про дворянина я не слышал от Маттеса, но припоминаю, что я уже её читал, когда учился в школе, в одной старой занятной книге. Но там речь шла об одном испанце, а число призраков вовсе не указывало на число дней, ибо тот дворянин должен был умереть только на седьмой день. С подобными историями вечно происходит одно и то же. Каждый новый рассказчик что-нибудь добавляет.

— Вот видите, отец, — воскликнула Розхен, — что Маттес врун! Вы мне никогда не верили, когда я это говорила, а теперь вы это слышите от самого крёстного.

— Ну, — промолвил Клаус, — если ты больше ничего не имеешь против Маттеса, то уж это-то можешь ему простить. Вы его всегда называете недоучкой, а большинство людей и вовсе неучи.

— Нет, нет! — воскликнула Розхен, уже раздосадовано. — Не уговаривайте меня! Я просто Маттеса не выношу, что бы там ни было.

Отец Хельмут рассердился и ещё больше настаивал на своей воле. Гости старались его успокоить, и многие, не очень-то расположенные к Маттесу, встали на сторону Розхен. Клаус вполне серьёзно заявил отцу Розхен, что принуждение в делах замужества никогда не приводит к добру. Только Хельмут упорно утверждал, что против Маттеса нечего возразить, что у него есть приличное состояние, которое растёт на глазах, как бы по особой милости, и притом он повсюду известен, и никто не может знать, что ещё из него получится, особенно теперь, в годы войны. Одна цыганка уже ему нагадала, что он достигнет высокого положения. Любая девушка в деревне считала бы это за счастье, но Розхен противится ему только потому, что влюблена в молодого охотника Феликса.

Ещё некоторое время поспорили на эту тему. Розхен расплакалась, и всё веселье расстроилось. Тут Клаус хватился, что у него пропал узелок, который он, вроде бы, принес с собой. Всё обыскали, но ничего не нашли. Старик был безутешен. Он сказал, что там лежали деньги, собранные всей деревней на подати ко дню Св. Мартина, и он намеревался попросить Хельмута отдать их на другой день сборщику податей. Если узелка здесь нет, то он не иначе, как потерял его около старого замка.

Он хотел пойти на поиски потерянного узелка. Все его удерживали и пытались внушить ему, что в его возрасте опасно выходить ночью в непогоду.

— Я должен его найти, — отвечал он. — Я не смогу возместить потерянные деньги, к тому же припоминаю, что платок, в который они были завернуты, вероятно, лежит возле круглой башни, ибо мне пришлось там действовать двумя руками, чтобы продраться сквозь кустарник, и, конечно же, в суете от страха я там и выронил свой узелок.

— Нет, вам не нужно идти, — воскликнула Розхен, увидев, как старый Клаус взялся за шапку. — Здесь недалеко, я сама быстро сбегаю и принесу вам узелок.

Клаус не соглашался. Гости встревожились и высказывались в том духе, что рискованно посещать ночью подобные пользующиеся дурной славой места. Но Розхен их высмеяла.

— Я уже часто по ночам бегала по кладбищу, — заявила она. — Идущий по праведному пути, как говорит крёстный Клаус, ничем не будет сбит с толку. А я не хожу неправедными путями.

С этими словами она быстро взяла фонарь и поспешила из дому.

Большинство гостей восхищались мужеством проворной девушки, но некоторые осуждали её непростительное легкомыслие, как они называли эту ночную прогулку. Клаус был тронут предупредительностью Розхен и сказал вполне серьёзно прямо в глаза её отцу, что он не должен принуждать девушку против её воли, что Феликс славный парень, что все его хвалят и что он, конечно же, найдёт верный заработок. Хельмут с ним не согласился, но заявил, что он Маттесу уже дал слово, а Феликс, к тому же, совсем беден, а батрацкая работа не сулит высоких прибылей. Она и холостому-то едва дозволяет жить более-менее сносно, а уж с женой и детьми и подавно не позволит.

— Я был бы рад за Феликса, — заметил один гость, — если бы ему удалось раскрыть ту крупную кражу, за которую назначена награда в 500 талеров. Недавно подобное удалось дорожным объездчикам.

— Так они поймали таки вора? — спросил Клаус.

Говоривший о награде рассказал, как дорожные объездчики недавно догнали пару путешественников, подозреваемых в том воровстве и почти уже их изобличили, ваот только те пока ещё не сознались.

— Феликс приложил к этому много трудов, — сказал Клаус. — Жаль. Ну, быть может, ему повезёт в чем-нибудь другом.

В это время в комнату вошел Феликс. Он повсюду разыскивал Розхен и, наконец, робко о ней осведомился.  Увлечённые разговором, присутствующие даже не обратили внимания, что её так долго нет.

Все забеспокоились.

— Не может же с ней что-нибудь случиться! — воскликнул испуганно Клаус и хотел подняться. Не успел Феликс получить ответ на свои настоятельные расспросы, как все услышали громкие удары в дверь и ставни. Дверь поспешно открыли. Запыхавшаяся и бледная как смерть Розхен влетела в комнату, охваченная смертельным ужасом, и немедленно упала без чувств на пол.

Ветер загасил её фонарь, как только она вышла из дому. Однако отважная девушка продолжала свой путь при тусклом лунном свете. Ей удалось отыскать место, указанное стариком, но пока она в темноте разыскивала его потерю, собираясь вытащить её из густого кустарника, ей показалось, как будто бы она услышала шум шагов. Она сильно испугалась, и все рассказы о призраках старого замка предстали перед её мысленным взором в виде ужасных картин. Но вскоре она обнаружила, что это было вовсе не игрой воображения. Шум приблизился, и вскоре она увидела, как лунный свет падает на две чёрные фигуры, которые несли покойника. Ветер приподнял ткань, слегка прикрывавшую тело, и отнес в её сторону, так что она могла видеть крупные кровавые раны на голове и груди мертвеца. Почти ничего не сознавая, она схватила эту ткань, чтобы отбросить от себя, и, гонимая страхом и ужасом, полетела не оглядываясь в отцовский дом.

С трудом удалось присутствовавшим расспросить Розхен о том, что с ней случилось. Её бессвязный рассказ все истолковали в том смысле, что им грозит столкновение с большой жатвой смерти, которую она соберёт при помощи чумы или иной болезни. Однако Феликс проворно схватился за своё ружьё.

— Стыдитесь, — воскликнул он, — это не призраки, а убийцы и разбойники. Кто не тряпка, пусть идёт со мной.

Но ни у кого не хватило смелости пойти вместе с Феликсом. Он пустился в путь в одиночку и вскоре обнаружил, что оба призрачных могильщика зарывают покойника.

— Стой! — закричал он громким голосом. — Не шевелиться!

Могильщики испугались, один хотел убежать, и когда он не остановился даже на повторное предупреждение, Феликс в него выстрелил. От громкого крика раненого у его товарища пропал весь остаток храбрости. Он попросил пощады, обещал во всём признаться и последовал за охотником в деревню.

Между тем здесь все собрались у судьи, и Розхен пришлось каждому пересказать всё, что с ней приключилось. Тут вошёл Феликс со своим пленником. Последнего заставляли назвать имя своего товарища, на преследование которого Феликс не захотел тратить времени. Однако, поскольку первое замешательство у разбойника прошло, и он попытался представить всё дело в выгодном для него свете и не хотел называть имя убежавшего товарища. Тем временем какие-то жалостливые путники принесли найденного ими на дороге раненого человека, которому они помогли добраться до деревни. Удивлению присутствующих, в том числе Феликса и Розхен, не было предела, когда они узнали в приведённом раненом человеке Маттеса. Он не мог запираться в своём преступлении, кроме того, ткань, схваченная Розхен в замешательстве вместо узелка, ещё более свидетельствовала против него, ибо на ней было написано имя ограбленного и убитого купца, родственники которого и назначили ту самую большую награду за раскрытие этого преступления.

Теперь всё стало ясно относительно призраков в руинах старого замка. Расследование показало, что это пользовавшееся дурной репутацией место уже давно служило разбойникам для того, чтобы скрывать там добычу и убитых ими путников. Феликс получил не только обещанную награду за раскрытые им преступления, но к тому же и те путники, которых подозревали и чья невиновность стала очевидной, также щедро его наградили, так что вскоре он смог повести к алтарю свою возлюбленную Розхен. Что касается Маттеса, то предсказание цыганки о том, что он займёт высокое положение, исполнилось, хотя и не в самом приятном для него смысле.

Tags: немецкая литература, перевод, рассказ
Subscribe

  • Reise durch Russland

    Reise durch Russland nach dem Kaukasischen Isthmus in den Jahren 1836, 1837 und 1838. Karl Koch Stuttgart und Tübingen 1842 28 Вторая…

  • Travels through part of Russian empire

    Travels through part of Russian empire By Robert Johnston, A.M. 133 Город простирается на шесть миль в длину и почти на столько же в ширину.…

  • Travels through part of Russian empire

    Глава 4 Санкт-Петербург, август, 1814, 130 Добропорядочное поведение жителей и круглосуточное спокойствие в городе удивительны. Среди низших классов…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments