klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Category:

Поплатившееся привидение

Йоханн Петер Хебель

Поплатившееся привидение

В некой деревушке, название которой мне, конечно, известно, проходила протоптанная тропинка через кладбище при церкви, а оттуда через поле одного человека, жившего рядом с церковью, и всё это согласно заведённому порядку. Когда же в мокрую погоду тропинка через поле становилась скользкой и непроходимой, прохожие углублялись всё дальше в поле и топтали посевы этого человека, так что, когда мокрая погода затягивалась, то тропинка становилась всё шире, а поле всё ẏже, а это был непорядок. Однако отчасти этот человек мог уменьшить ущерб, наносимый его полю. Днём, когда у него выдавалась свободная минутка, он стоял на страже и внимательно наблюдал, и если какой-нибудь неразумный прохожий шёл тем путём и жалел больше свои башмаки, чем соседские посевы ячменя, хозяин быстро к нему подбегал и либо штрафовал его, либо довольствовался парой оплеух. По ночам же, когда надёжный путь всего нужнее для прохожих, дело было хуже, и все те веточки и кустики, которыми хозяин поля хотел обозначить путь через поле для прохожих, были за несколько ночей полностью затоптаны и выдернуты. Может быть, кто-то делал это даже нарочно. Но тут хозяину поля пришло в голову нечто новое.

Вдруг на кладбище, через которое проходила тропинка, стало небезопасно. В сухую погоду и светлыми ночами стали часто замечать, как высокое привидение в белом блуждает на могилах. А когда шёл дождь или было очень темно, то в сарае, где хранились кости, найденные при рытье могил, были слышны то ужасные стоны и визг, то стук, как будто все лежавшие там черепа и кости восхотели воскреснуть. Кто слышал такие звуки, тотчас же дрожа выскакивал с кладбища через ближайшую калитку, а вскоре, с наступлением сумерек, когда с неба улетала последняя ласточка, на тропинке через кладбище уже никого не было.

Но однажды один разумный и храбрый человек из соседней деревни подошёл к этому месту в поздний час и направился к себе домой ближайшей дорогой, проходившей как раз через это проклятое место и через ячменное поле. Как ни старались друзья убедить его в угрожавшей ему опасности и отговорить от этого дела, всё-таки он им в конце концов ответил:

— Если это дух, то я пойду, полагаясь на бога, ближайшей дорогой к своим детям и жене, потому что я ничего плохого не совершил и даже самый злой из всех духов ничего мне не сделает. А если это существо из мяса и костей, то у меня есть два крепких кулака, опытных в таких делах.

И он отправился этим путём. Но лишь только он, попав на кладбище, приблизился ко второй могиле, как услышал сзади жалостные стоны и подвывания, тут он обернулся — а перед ним поднялась, как бы из могилы, высокая фигура в белом. Бледная луна сверкала над могилами. Повсюду царила мёртвая тишина, лишь пара летучих мышей порхала над головой прохожего. Тут стало доброму человеку не по себе, как он сам потом признался, и он охотно повернул бы назад, если бы для этого ему не пришлось пройти мимо привидения. Что было делать? Медленно и спокойно пошёл он между могил и чёрных крестов. Медленно и всё так же постанывая, привидение, к его ужасу, следовало за ним вплоть до края кладбища, как и должно было быть, а потом вышло вслед за ним с кладбища, а это уже было глупо.

Но так оно и вышло. Любой самый хитрый обманщик в чём-то обязательно себя выдаст. Как только этот наш почтенный преследуемый человек увидел, что привидение пошло за ним в поле, он подумал про себя: настоящее привидение должно, как часовой, оставаться на своём посту, и привидение, водящееся на кладбище, не выходит в поле. Тут он внезапно осмелел, быстро повернулся кругом, крепко схватил фигуру в белом и сразу понял, что под простыней он держит за шейный платок парня, которому ещё не пришла пора устроиться на кладбище. Поэтому он сжал другую руку в кулак и стал колотить по фигуре, пока не утолил свою ярость, а поскольку он из-за простыни и сам не видел, куда бил, то бедному привидению пришлось терпеть удары, куда бы они ни попадали.

На том дело и кончилось, и об этом ничего больше не было слышно, кроме того, что владелец ячменного поля пару недель проходил с синими и жёлтыми украшениями на физиономии, и с тех пор никто больше никаких привидений на кладбище не видел. Ибо такие решительные парни, как наш почтенный прохожий, только и могут по-настоящему изгонять духов, и как бы было желательно, чтобы всякий обманщик и мошенник получил по заслугам, встретив на своём пути достойного противника.
Tags: немецкая литература, перевод, рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments