klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан (klausnick) wrote,
klausnick/莫罗佐夫·尼科莱/профан
klausnick

Categories:

Когда созревают яблоки


Теодор Шторм

Когда созревают яблоки

Была ночь. Из-за лип, окаймлявших садовый забор, только что взошла луна, осветившая верхушки фруктовых деревьев и находившуюся за ними заднюю стену дома, а перед ним — узенький мощённый камнем дворик, отделённый от сада штакетником. Белые занавески за низким окошком ярко сияли от лунного света. Вдруг будто маленькая ручка потихоньку раздвинула занавески. Над подоконником на мгновение показалось девичье лицо с завязанным под подбородком белым платочком. Девушка подставила лунному свету дамские часики, внимательно наблюдая за движением стрелок. В это время на колокольне пробило три четверти.

На тропинках и лужайках между садовыми деревьями было темно и тихо. Только куница, сидя на сливе, чавкала, что-то жуя, и царапала кору когтями. Внезапно она задрала мордочку. Что-то скользнуло по забору. Через него заглянула большая голова. Куница одним махом спрыгнула на землю и пропала среди домов. Через забор в сад медленно перелез коренастый парень.

Напротив сливы, недалеко от забора, росла не очень высокая яблоня. Яблоки уже созрели, и ветки ломились от плодов. Должно быть, эта яблоня была знакома парню. Он ухмыльнулся, кивнул ей и медленно обошёл её на цыпочках со всех сторон. Потом, постояв немного и прислушавшись к тому, что творилось вокруг, он привязал себе к животу большой мешок и принялся осторожно забираться на дерево. Вскоре наверху между ветвями раздался треск, и яблоки начали падать в мешок, одно за другим, с короткими регулярными паузами.

Тут-то и случилось так, что одно яблоко упало на землю и откатилось на пару шагов в кусты, где перед каменным садовым столиком, совсем незаметно, стояла скамейка. А за этим столиком (о чём парень на дереве и не подозревал) сидел неподвижно молодой человек, подперев голову рукой. Когда яблоко коснулось его ноги, он испуганно вскочил.

Но чрез мгновение он осторожно вышел на тропинку. Взглянув вверх, он увидел, как освещённая луной ветка с красными яблоками сначала еле заметно, а потом всё сильнее начала качаться туда и сюда. При свете луны было видно, что какая-то рука протянулась, а потом исчезла в глубокой тени деревьев.

Стоящий внизу молодой человек тихо подошёл под дерево и, наконец, увидел, как некий парень скользил вокруг ствола наподобие большой чёрной гусеницы. Трудно сказать, был ли молодой человек охотником, хотя у него были маленькие усики, подстриженные, как у охотника, и охотничий сюртук. Но в тот миг его охватила как бы охотничья лихорадка. Затаив дыхание, как будто он полночи только и ждал, чтобы поймать парня на яблоне, он протянул руку вглубь веток и не спеша, но крепко ухватил его за сапог, беззаботно свисавший вдоль ствола. Сапог взбрыкнул, сбор яблок вверху прекратился, но ни один из них не произнёс ни слова. Парень тянул ногу вверх, а охотник тянул её книзу. Так прошло некоторое время. Наконец, парень взмолился:

— Уважаемый!

— Плут ты эдакий!

— Всё лето вы высматривали из-за забора!

— Погоди, я тебя проучу! — Тут молодой человек поднял другую руку и схватил парня за штаны. — Какая крепкая материя! — удивлённо произнёс он.

— Манчестерский вельвет, любезный господин!  — сказал парень.

Охотник вытащил из кармана нож и попытался одной свободной рукой раскрыть лезвие. Услышав щёлканье пружины, парень принял меры к спуску вниз. Но стоявший внизу помешал ему.

— Оставайся там, — сказал он. — Ты висишь так, как мне и надо.

Парень на дереве, казалось, вовсе лишился языка.

— Боже мой! — наконец взмолился он. — Это хозяйские штаны. Любезный господин, разве у вас нет трости? Вы могли бы отлупить меня. Да и удовольствия от этого получили бы больше. Это ведь вроде гимнастики. Хозяин говорит, что это так же полезно для здоровья, как прогулки верхом на лошади.

Но охотник продолжал резать. Парень, почувствовав, что совсем рядом с его кожей проскользнуло лезвие ножа, уронил мешок с яблоками на землю. А охотник аккуратно спрятал отрезанный кусок штанов себе в карман.

— Теперь, пожалуй, можешь слезать! — произнёс он.

В ответ он не услышал ни слова. Проходила минута за минутой. Парень не спускался. С высоты своего дерева он внезапно увидел, как в доме напротив открылось окошко. Наружу высунулась маленькая ножка — парень видел даже, как при свете луны сверкнул белый чулок — и вот уже в мощённом камнем дворике стоит во весь рост девушка. Чуть придержав оконную раму, она медленно пошла по дорожке к воротам в штакетнике и оперлась на него, заглядывая в тёмный сад.

Парень чуть не вывихнул себе шею, стараясь всё получше разглядеть. Казалось, ему на ум пришли какие-то мысли. Он растянул рот до ушей и спесиво стоял, широко расставив ноги и упираясь ими в две ветки, при этом придерживая одной рукой повреждённую часть своей одежды.

— Ну, скоро ты? — спросил молодой человек.

— Сейчас спущусь, — ответил парень.

— Ну, так давай!

— Вот только, произнёс парень и откусил от яблока, так что охотник, стоя внизу, услышал хрумканье, — вот только я ведь сапожник!

— При чём здесь это? А если бы ты был не сапожник, что  тогда?

— Будь я портной, я бы смог сам починить себе дырку в штанах!  — и парень продолжал поглощать яблоко.

Молодой человек пошарил в карманах, чтобы найти мелкую монетку, но обнаружил только тяжёлый двойной талер. Он хотел было уже вытащить руку из кармана, как вдруг совсем явственно до него донёсся звук открываемой садовой калитки. На колокольне пробило ровно двенадцать. Он вздрогнул от страха.

— Дурак! — пробормотал он и стукнул себя по лбу. Он снова сунул руку в карман и тихо сказал: «Ты ведь из бедной семьи?»

— Вы же знаете, — отцветил ответил парень, — как тяжело зарабатывать деньги.

— Ну, так лови и отдай в штопку свои штаны! — с этими словами молодой человек подбросил золотую монету вверх. Парень поймал её, повертел недоверчиво при лунном свете туда и сюда и, ухмыляясь, засунул в карман.

На длинной тропинке, которая вела к яблоне, стоявшей среди цветочных клумб, послышались лёгкие шаги и шорох платья по песку. Охотник прикусил себе губы. Он хотел силой стащить парня вниз. Но тот предусмотрительно подтянул ноги вверх, одну за другой, так что все старания молодого человека были напрасны.

— Ты что, не слышишь? — спросил молодой человек, тяжело дыша. — Можешь убираться!

— Конечно, — ответил парень, — вот только мне бы мешок…

— Мешок?

— Да он у меня свалился на землю.

— А мне-то что за дело?

— Ну, любезный господин, вы всё равно стоите там внизу!

Молодой человек наклонился за мешком, приподнял его и снова уронил.

— Ну, давайте же, бросайте его мне! — сказал парень. — Я уже его поймаю.

Охотник с отчаянием взглянул наверх, где среди ветвей виднелась тёмная коренастая фигура, неподвижно стоявшая, с расставленными ногами. Услышав вновь постепенно приближавшиеся лёгкие шаги, молодой человек поспешно вышел на тропинку.

Не успел он опомниться, как девушка повисла у него на шее.

— Генрих!

— Ради бога, — он зажал ей рот рукой и показал вверх на дерево. Она озадаченно смотрела на него. Не обращая на это внимания, он двумя руками затолкал её в кусты.

— Мерзавец ты этакий! Только снова мне не попадайся!  — с этими словами он приподнял тяжёлый мешок с земли и, кряхтя, закинул его на дерево.

— Да, да! — сказал парень, осторожно принимая у него из рук тяжесть. — Красные яблоки самые ценные!

Затем он вытащил из кармана кусок бечёвки и перевязал горловину мешка, отступив на ладонь выше уровня яблок в нём и придерживая край мешка зубами. Потом он взвалил мешок на плечи тщательно и осторожно так, чтобы груз равномерно распределился по груди и спине. Покончив с этим, он схватил ветку над головой и сильно потряс её обеими руками.

— Держи вора! — закричал он.

Со всех сторон между веток с шумом затрещали падающие зрелые плоды.

Под ним что-то зашелестело в кустах, взвизгнул женский голос, скрипнула калитка, и когда парень ещё раз вытянул шею, то увидал, как снова захлопнулось маленькое окошко, в котором мелькнули белые чулки.

Мгновением позже он уже сидел верхом на заборе и наблюдал при лунном свете, как вдоль дороги убегал его новый знакомый, далеко выбрасывая ноги. Парень сунул руку в карман, нащупал тяжёлую монету и так злобно и громко засмеялся, что яблоки запрыгали у него на спине. Наконец,  когда все жильцы дома с фонарями и палками побежали в сад, он бесшумно спрыгнул на другую сторону забора и спокойно направился в соседний сад, где был его дом.

Tags: немецкая литература, перевод
Subscribe

  • Усвояемость и горячая обработка

    Усвояемость и горячая обработка Есть мнение, что грибы плохо усваиваются организмом человека. На самом деле совсем не усваивается клетчатка грибов,…

  • лытдыбр

    Второй день объедаемся зонтиками.

  • Новая лесная услуга

    Новая лесная услуга Продажа грибов прямо в лесу. Выходишь на полянку, а там человек на пеньке сидит. Перед ним разложены грибы. Довольно дёшево. И…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments