April 18th, 2021

опубликовал тринадцать лет назад

тайная история османов




Anecdotes, ou Histoire secrette de la maison ottomane [by M.A. Poisson de Gomez].
Анекдоты, или тайная история османов
Автор: Madeleine Angélique Poisson de Gomez (Мадлен Анжелик Пуассон де Гомес)
Tome quatrième
Amsterdam
1722

Chapitre 1
Ibrahim, 1640
20
Валиде сумела добиться того, что завещание Мурата [IV] было признано ничтожным и султаном был провозглашен Ибрагим. Когда в его камеру, где он содержался, прибежала толпа народа с громкими криками, он, видевший смерть своих братьев, не сомневался, что они пришли для того, чтобы лишить его жизни. Он забаррикадировал дверь и изо всех сил пытался помешать им войти к нему. Паши боялись взламывать дверь, чтобы случайно не поранить Ибрагима. Послали за валиде. Она пришла и стала убеждать его, что султан мёртв. Видя, что его не удаётся убедить, она приказала принести тело Мурата и показать его Ибрагиму через щели в двери. Он открыл дверь, и его проводили в шазода, где все паши выразили ему своё повиновение. На следующий день его короновали, и не выехал на торжественную церемонию, чтобы показаться народу. Валиде была сильно огорчена, когда увидела, как неловко он держится на коне, вызывая смех и насмешки собравшихся.
Тогда ему было 29 лет. У него были правильные черты лица, высокий лоб, живые и блестящие глаза, здоровый румянец. Он производил впечатление не очень умного человека, носил голову слегка наклоненной набок. Он был хорошо сложён, но плохая осанка портила его внешность. Однако он был мягким и человечным. Его занимала исключительно женская любовь, поэтому он пренебрегал управлением государством.
Валиде, будучи честолюбивой, поддерживала его в его склонности к наслаждениям, довольная тем, что она может по-своему управлять такой огромной империей. Она собрала в серале самых прекрасных женщин со всего мира. Боясь, что новым жёнам не хватит опыта обольщения, она оставила в серале Ибрагима как наставниц несколько жён покойного Мурата, хотя это противоречило нерушимому обычаю Империи, согласно которому прежний сераль должен был отправиться в Эски-Сарай. Ибрагим, не знавший прежде ничего кроме ужасов тюрьмы, был очарован общением с таким количеством одалисок, которые предупреждали все его желания.
24
… il fallut un an entier aux caresses de ces belles personnes pour le rechauffer.
Длительное заключение охладило все его чувства, и потребовался целый год, чтобы эти красотки могли его согреть. В течение этого времени он посещал иногда диван, занимаясь немного делами.
25
Когда же он почувствовал, что стал мужчиной, то предоставил дела валиде, а сам углубился в наслаждения сералем. Он покидал его, только чтобы посетить скачки или соревнования лучников.
... il croyoit ne pouvoir assez demeurer avec les Odalisques ; la passion qu’il avoit pour elles, lui en fit donner des preuves si frequentes, qu’il tomba un jour tout à coup dans une apoplexie, dont il ne revint que pour être accablé d’une longue et fâcheuse paralysie, qui mit sa vie en un très-grand danger.
Но проводил там мало времени, так как полагал, что из-за этого он не достаточно времени мог проводить с одалисками. Страсть, испытываемая им по отношению к ним, заставляла его столь часто доказывать её, что однажды его хватил удар, приведший к долгому и тягостному параличу, подвергшему его жизнь серьёзной опасности. Его болезнью воспользовались наиболее дерзкие паши, желавшие овладеть троном, надеясь, что он проживёт недолго. Некоторые одалиски распустили слух о его импотенции.
Однако все волнения прекратились, когда оказалось, что прекраснейшая одалиска Ташан-Черкешенка беременна. В полночь с первого на второе января она родила сына. Эта новость наполнила страну радостью. Сына назвали Магометом, а его мать немедленно провозгласили хассаки. Плодовитость Ибрагима не ограничилась этим сыном. У него родилось ещё трое: Оркан 15 февраля 1643, Баязет 22 марта 1644 и Сулейман 19 февраля 1645. Оркан был сыном одалиски из Албании. Мать Сулеймана звали Мажама.
26
Если рождение этих принцев успокоило Порту, то оно же подняло бурю в серале. Хассаки, гордясь, что она мать шахзаде, претендовала на то, чтобы валиде поделилась с нею властью. Каждая терпеть не могла соперницу. Составилось две партии, каждая из которых старалась перетянуть на свою сторону как можно больше пашей. У Ибрагима не хватало ни силы духа, ни авторитета, чтобы их обуздать. Одной он был обязан своей жизнью и властью. Другая овладела его сердцем и дала ему наследника. Непримиримая ненависть поселилась между двумя султаншами.

Хассаки (султанша): титул, который по обычаю османов давали той рабыне, которая первая одаряла султана сыном.