April 5th, 2021

Hic liber spectat ad me Nicolaum

Иногда применяют такую владельческую надпись вместо ex libris. Строгие стилисты осуждают такие надписи, поскольку классики никогда не вкладывали в глагол spectare смысл принадлежать. Другое дело, когда в предисловии автор пишет hiс liber spectat ad theologiam в смысле «Эта книга относится к богословию».

канатных персонажей

Прочитал в ФБ следующий текст. Вполне понятный на нормальном русском языке. Смутили только канатные персонажи. Однако обратил внимание на кнопку внизу: показать оригинал. Нажал на нее и понял, что написано было по-английски, но в ФБ иностранные тексты переводят по умолчанию. Ниже перевода приводится оригинал.
Тоса Никки - первый заметный пример японского дневника как литературы. До времени слово ′′ дневник ′′ (никки) обозначало сухие официальные отчеты правительства или семейных дел, написанные мужчинами на китайском языке. Дневник Тоса, напротив, написан на японском языке с использованием фонетических канатных персонажей. Грамотные мужчины этого периода писали и кана, и китайцы, но женщин обычно не учили, ограничиваясь литературой кана. * подставляя дневник с точки зрения фиктивной женщины-повествовательницы *, Цураюки не нанимает китайских персонажей или цитирует китайские стихи, сосредоточившись вместо этого на эстетике японского языка и его поэзии.

The Tosa Nikki is the first notable example of the Japanese diary as literature. Until its time, the word “diary” (nikki) denoted dry official records of government or family affairs, written by men in Chinese. By contrast, the Tosa Diary is written in the Japanese language, using phonetic kana characters. Literate men of the period wrote in both kana and Chinese, but women typically were not taught the latter, being restricted to kana literature. By *framing the diary in the point of view of a fictitious female narrator*, Tsurayuki could avoid employing Chinese characters or citing Chinese poems, focusing instead on the aesthetics of the Japanese language and its poetry.