September 4th, 2020

Беженцы

Беженцы
Лет 15 или 20 назад ко мне обратился афганец с необычной просьбой. Он попросил заполнить для него анкету кандидата в беженцы. Афганец хорошо говорил по-русски. С ним была дама, которую я сначала принял за его жену, но впоследствии оказалось, что его жена неизвестно где, а с ним была дама сердца. Он снимал квартиру в центре Москвы и имел автомобиль. Он рассказал следующую историю. Решил он попросить статус беженца в Швейцарии. Для этого он первым делом купил билет на самолет и прилетел в эту страну. Там для него нашли переводчика с языка пашто. Афганец почему-то скрыл своё знание русского языка. Ему объяснили, что если бы он прибыл прямо из Афганистана, то его бы сразу приняли как прибывшего из страны, где идут военные действия, но он прилетел из России, где войны нету, поэтому он должен обосновать своё право на статус беженца. Ему вручили анкету, которую следует заполнить на одном из государственных языков Швейцарии — немецком, французском или итальянском. Кроме того, ему сообщили номер счета, куда нужно перевести небольшую сумму за работу по проверке и оформлению заявки. Мы стали с ним заполнять анкету. Среди прочих там был такой пункт: преследовались ли вы в стране, из которой прибыли, по национальному или иному признаку. Он сказал, что такого не было, но его знакомый начальник отделения милиции может достать для него такую справку. Закончив заполнение анкеты, я в качестве бонуса порекомендовал ему попытаться проникнуть не в Швейцарию, а в Канаду, потому что доверчивые канадцы кушают любую лапшу, которую им навешивают на уши претенденты на статус беженца.
Вдруг на другой день он является снова. Оказалось, анкету он отослал, а перевести деньги ему не удалось. В банке сказали, что не знают, как это сделать. Тогда в Москве были сотни банков, но чем они конкретно занимались, было загадкой. Я ничем ему не мог помочь. Я сказал, что могу перевести с языка на язык, а переводом денег не владею. Не знаю, как сложилась в дальнейшем его судьба.