July 28th, 2020

Призвание (из архивов)

После окончания вуза матери Розалинды предложили преподавать русскую литературу, но она предпочла украинскую. Объясняла свой выбор так. В русской литературе слишком много авторов, замучишься их читать, изучать и преподавать. В украинской же всего-то три литератора: Котляревский, Тарас Григорьевич и Леся Украинка. Кроме русского и украинского она знала ещё немецкий, поэтому исполняла функции переводчика при общении местного населения с немцами во время оккупации.

Сама Розалинда знала до семи лет только украинский, так как в семье и на улице он был разговорный. Когда её отослали в Москву, и она пошла в первый класс, то в школе над ней смеялись. Вернувшись после первого дня в школе, была спрошена мачехой, как зовут учительницу. А звали её Татьяна Васильевна. Розалинда же сказала: тётка Васёна.

От природы способная к наукам и усидчивая, Розалинда училась очень хорошо, почти отлично. Она могла получить серебряную медаль, но мешала четвёрка по астрономии. В принципе, можно было бы пересдать, но школьное начальство не пошло навстречу, так как лимит на медали уже был выбран. Розалинда была более склонна к гуманитарным наукам, в частности, к французскому языку, который преподавала учительница из «бывших». Она заслуживает отдельного текста, поэтому здесь не стану распространяться о ней.

Перед экзаменом по французскому Розалинда пообщалась с другими абитуриентами и поняла, что она превосходит их по уровню знаний. Но одеты они были гораздо лучше и держались высокомерно и самонадеянно. На экзамене она отвечала на все вопросы безошибочно, и такие ответы, как заметила наблюдательная Розалинда, вызывали у экзаменаторов раздражение. Наконец, на один вопрос она ответила неправильно, по мнению экзаменаторов, хотя сама она была почти уверена в своей правоте. Получила четвёрку. Дальнейшие усилия были бесполезны. Проверила спорный вопрос по учебнику. Она была права, вопреки мнению экзаменаторов. Добилась встречи с главной экзаменаторшей и показала ей спорное место  в учебнике, подтверждающее правоту Розалинды. «Ты что же, хочешь, чтобы я исправила тебе оценку на пять?», — спросила экзаменаторша. «Нет, — ответила Розалинда, — я просто вас просвещаю».

Поступила в медучилище, куда приняли без экзаменов благодаря оценкам в табеле. Закончив с отличием медучилище, поступила без экзаменов в медицинский институт. Приёмные родители были уже не молоды, поэтому училась на вечернем, чтобы работать днём и помогать им материально.

Продолжение следует.

Отец

Оба родителя Розалинды были учителями средней школы. Поженились очень рано и к началу войны уже обзавелись двумя дочками. Отец попал в плен в самом начале войны. По иронии судьбы временный лагерь военнопленных располагался недалеко от их села, в местечке Золотоноша. Расстояние в 50 км мать Розалинды проходила за сутки, чтобы отнести продукты мужу. Охраняли лагерь спустя рукава, и немного времени спустя отцу удалось сбежать и добраться до дома.

Про то, как население питалось в оккупацию, рассказы Розалинды противоречивы. Возможно, это объясняется тем, что многое онапомнит не по своему опыту, а из позднейших рассказов взрослых. Иногда говорит, что основным питанием была кукурузная мука, заваренная кипятком. Называлось это блюдо мамлышко или нечто в этом роде. А в другой раз рассказывала, что жилось неплохо, был огород, куры. Даже впоследствии жалела свою московскую подругу, которой приходилось простаивать долгие очереди, чтобы отоварить хлебные карточки.

С матерью ходила собирать остатки урожая на колхозном поле. Однажды там их застала бомбардировка. В начале 1941 бомбили немцы, в оккупацию бомбили русские самолёты. Пилотам строго запрещалось возвращаться с задания с грузом бомб. Все бомбы должны были быть сброшены. Пилоты, не найдя цели, сбрасывали где попало.

В семье отец прожил около года после бегства из лагеря. Когда пришла Красная Армия, отца взяли на службу. Поскольку был в плену, доверия было мало, и попал в штрафбат. В составе десанта был отправлен на плацдарм на правом берегу Днепра. Подкрепление не было вовремя доставлено, и весь десант был уничтожен.
UPD
Возможно, отец не бежал из лагеря, а был отпущен вместе с сотнями тысяч других украинцев. У немцев нехватало солдат для охраны миллионов пленных в 41 и 42 годах.