April 23rd, 2020

Всемирный день книги

Любите книгу



Среди вещей, доставшихся нам от предков, находится так называемая «книга». Этот предмет можно отнести к тем таинственным артефактам, назначение коих неизвестно и которые вызывают тем самым такое же любопытство, что и каменные постройки инков и кельтов. В древности (в прошлом тысячелетии) бытовало множество присловий, лозунгов и афоризмов, связанных с книгой, например: «Книга — лучший подарок», «Всем хорошим во мне я обязан книге», «Книга — источник знания» и т.п. Почему книга лучший подарок, остается только гадать. Книга не часы, не галстук и не автомобиль. Почему в человеке может появиться что-то хорошее благодаря книге, тоже неизвестно. О книге как источнике знания будет сказано далее более подробно, но сначала следует дать описание сего артефакта, ибо многие молодые люди даже никогда не сталкивались с ней. Итак, книга — это с геометрической точки зрения параллелепипед, то есть шестигранник, все грани которого представляют собой параллелограммы. Что характерно — две противолежащие грани по площади своей поверхности значительно превосходят остальные четыре грани, так что чисто зрительно книга похожа на сплющенный кирпич или на толстый отрезок доски. Внутренность книги наполнена тонкими листами бумаги, испещренными черными символами. При ближайшем рассмотрении оказывается, что эти символы складываются в слова и фразы, а фразы — в тексты. У непосвященного может сложиться впечатление, что книга есть разновидность файла в формате «просто текст» или формате какого-либо текстового редактора. Ан нет! В пресловутой «книге» отсутствует такой обязательный для любого документа элемент, как «поиск». Поэтому (вы не поверите!) для того, чтобы найти всего лишь одно несчастное слово, придется перелистать всю (!) книгу. На это может уйти в лучшем случае целый день, а в худшем случае вся жизнь. Каким образом такое изделие может служить источником знания — одному Аллаху известно. Мнения ученых о той роли, которую «книга» играла в древности, расходятся. Одни полагают, что «книга» использовалась в качестве инструмента в ритуале инициации, каковой обычно связан с разного рода испытаниями молодого человека при вступлении во взрослую жизнь. А именно, книгой хлопали по голове, чтобы испытать крепость мозгов. Другие ученые придерживаются мнения, что книги служили в качестве неприкосновенного запаса топлива для первобытных людей, на случай суровой зимы, когда запасы дров иссякают, а выйти за пополнением запаса в лес страшно из-за страха перед волками, гомо сапиенсами и прочими опасностями. Однако обе гипотезы не в состоянии объяснить, зачем было наполнять листы «книги» символами? Ведь они не играют никакой роли ни в инициации, ни в качестве топлива. Остается предположить, что «книга» является своего рода фетишем и использовалась для неких магических действий, тайна которых осталась во мраке веков.


Ленину очень нравились швейцарские проститутки

мы, желавшие верить, хватались за речи Керенского о войне,

Тем не менее очень хотелось верить, что не все еще потеряно. Поэтому мы, желавшие верить, хватались за речи Керенского о войне, думая, что он отражает в них настроения столичного Совета рабочих и солдатских депутатов. Речи были красивы, с подъемом; говорили, что перед своими выступлениями Керенский кокаинизируется, но на это не обращали внимания; важны были результаты, а не средства. Теперь принято яростно поносить Керенского, как будто бы это была действительно крупная сила, от которой зависел ход событий. Думаю, что этим оказывается излишне большая честь этому случайному «государственному» деятелю. Я совершенно не в состоянии подозревать его в желании причинить умышленный ущерб нашей родине или в преследовании каких-либо чисто личных целей, а просто считаю, что Керенский по своему небольшому уму и слабому политическому образованию был типичным представителем той части русской интеллигенции, которая вместо реальной работы проводила свою жизнь в социалистических мечтах.

Керенский был полезен России только тем, что продемонстрировал своей личностью, какова та среда, которая выдвинула его в первые ряды. Он был, несомненно, нравственно опрятнее, честнее и даже деловитее, чем другие его товарищи, например, Чернов, — он, может быть, наилучший из его среды, и тем поучительнее это для тех, кто мог когда-либо верить, что она способна на какое-либо творчество. Наши мимолетные после переворота успехи на Юго-Западном фронте создали некоторый временный ореол вокруг имени «Главного уговаривателя» Керенского; ему устраивали овации, его портреты покупались и вешались на стенах квартир даже некоторых бывших «бюрократов», превратившихся внезапно с 1 марта 1917 года в социалистов.