September 17th, 2018

Без бумажки ты букашка

Без бумажки ты букашка
Цифровизация не стоит на месте. В кои веки раз понадобилось отправить бумажное письмо. Покупка конверта затянулась, ибо почтовая работница долго что-то писала рукой, что-то набивала по клавишам, машины сипели, рычали, жужжали и пищали. Минут через двадцать протянула конверт и к нему бумажку с какими-то письменами. Лет дцать назад ты просто протягивал деньги и получал конверт.
После долгого перерыва попал в участковую поликлинику. Оказалось, что бюрократической работы у врачей прибавилось вдвое. Раньше они только записывали в истории болезни рукой, а теперь ещё всё то же самое набивают в электронном виде.
Как-то  покупал билет в метро не себе, так как сам катаюсь по пенсионному. В дополнение к билету получил простыню с таинственными знаками.
Подозреваю, что когда будет достигнута полная цифровизация, бумажный потоп нас просто снесёт в тартарары.

Советские книголюбы (из архивов)

Советские книголюбы
Одно время было модно собирать книги. Началось это примерно в середине 60-х годов. Вдруг интеллигенция, а за ней и т.н. «простые люди» бросились скупать художественную литературу, а именно те книги, которые принято именовать классикой. Причём собирали явно не для чтения, а чтобы поставить на полку. Дело в том, что в библиотеках все эти книги были: бери и читай. Но важно было именно поставить в шкаф на показ. Мода такая была. Я спрашивал собирателей, зачем они это делают. Обычный ответ: для детей, чтобы они имели классику под рукой. Думаю, дети уже выбросили эти книги на помойку, потому что продать их трудно. Последние тридцать лет стало возможным купить практически любые книги, а с продажей проблемы.
Одно время для книголюбов придумали такую фишку. Надо было сдать 20 кг макулатуры, а в обмен получить талон на право купить т.н. художественную литературу. А ещё книжные магазины практиковали следующую схему. Они продавали пользующиеся спросом книги с т.н. нагрузкой, то есть вместе с книгами, которые, как полагали продавцы, трудно было бы продать. У нас на работе (конец 70-х — начало 80-х гг.) книголюбы, бывало, купив книги с нагрузкой, немедленно упаковывали её (то есть новые нечитанные и ни разу не раскрытые книги) для сдачи в макулатуру, чтобы получить заветный талон. Среди этой нагрузки были действительно не самые нужные (мне) книги, но несколько раз я выкупал эту нагрузку у книголюбов. Например, они хотели сдать в макулатуру словарь анатомических терминов на трёх языках. Ещё однажды я выкупил «Мимесис» Ауэрбаха.
С точки зрения нормальной логики это книголюбство было каким-то диким: сдать в макулатуру новые книги, чтобы купить другие, которые всё равно читать  бы не стали, так как мода была именно на собирание, а не чтение. Но в те времена многое было за пределами логики.