September 8th, 2018

Прачечные

Прачечные

Недалеко от дома есть магазин «Компьютеры». Лет пятнадцать назад там и в самом деле их продавали вместе с разными комплектующими и прочими примочками. Я даже там как-то купил одну фиговину. Магазин активно рекламировал себя в одном компьютерном журнале. Там были списки товаров с расценками, всё путём. Однажды прошлым летом мне понадобилась одна штука, и я туда зашёл ничтоже сумняшеся. Освещение было сумрачным, вместо прежнего обилия продавцов сидела одна дама за кассой, уткнувшись в свой гаджет. Я хотел спросить: «А у вас есть…», но не успел даже закончить вопрос, как откуда-то из темноты раздался мужской голос: «Нету!» Прежний магазин превратился в прачечную. Это намного выгоднее магазина. Внешне магазин, но там ничем не торгуют. Вся работа заключается в пробитии чеков. Туда регулярно привозят наличку («грязные деньги»), которую сотрудники отмывают через кассу. Регулярно приезжает инкассатор и забирает отмытые деньги в банк. Не нужно заботиться об ассортименте, не нужно привлекать покупателей. Наоборот, лучше бы, чтобы вообще никто не заходил, мешая стирке. Но закрывать двери нельзя, нужна видимость работы магазина.

В Москве много таких прачечных. Думаю, что найденные у полковника лярды как раз предназначались для отмывания.

I did not spend 8 years at university to be called Miss.

Россия на сегодняшний день – самая безопасная и самая свободная страна.

Гибкость мышления

До приобретения авто: эти машины уже достали. Паркуются, где хотят, перейти улицу не дают. Житья от них нет.



После приобретения авто: эти пешеходы уже достали. Переходят на красный свет, прямо лезут под машину. Пора их приструнить.

Russia by Arthur Reade

1917

Russia is still, in a sense, virgin soil. ­In some respects, her Empire may be compared with that of Britain. Each is of vast extent, each has immense responsibilities in Asia. Behind each lies a powerful colonizing instinct. Each contains a large number of different races and peoples at widely different stages of development. For the great Eurasian plain does but introduce an element of uniformity into what is after all an extraordinary variety of nationalities, languages, and degrees of civilization, ranging from practically savage communities to the highly progressive inhabitants of Finland.