June 20th, 2017

О ЛИТЕРАТУРЕ РАЗРЕШЕННОЙ И НАПИСАННОЙ БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ

Заповедные места

Заповедные места
Гулял по Тишинским переулкам. Цветёт сирень. Туда ещё не дотянулась хваткая собянинская рука, поэтому можно спокойно прогуливаться по гладкому асфальту тротуаров. Газоны перед домами заросли умилительно дикими травами, никто их не стрижёт, поэтому выглядят как в лесу или в поле. 

Гудёж на тридцатку

Гудёж на тридцатку
В начале 70-х работал в двух-трех местах сразу. Платили дважды в месяц, так что каждую неделю где-нибудь зарплата. Получил тридцатку, иду по Солянке, всех встречных знакомых беру с собой в шашлычную. Это заведение стояло рангом выше столовой, но ниже ресторана. И цены средние. Собралось нас пятеро гавриков. На тридцатку каждому досталось по бутылке сухача (крепкие там не продавали) и по шашлыку «любительский». Так назывался, потому что трудно было найти любителя рёбер. Всегда только такой шашлык там был. Куда девали остальные части барана или свиньи, осталось загадкой до самого конца совка. Не помню, было ли что-то ещё на закуску. 

борьба с водкой

Продолжаю вечер воспоминаний
Брежневские усилия по борьбе с водкой не сильно задели любителей выпить. Запрет был на продажу алкоголя выше 30 градусов до 11 утра и после 7 вечера. Промышленность подсуетилась и стала выпускать бухло крепостью 28 градусов.
Горбачевская борьба с водкой ударила сильнее. Я сразу не осознал всей тяжести, так как был в отпуске с детьми и не пил. А по приезде домой собрались как-то в выходной пообедать, и тесть предложил отметить наше возвращение бутылкой. Я с готовностью побежал, благо бежать всего-то через Тверскую в магазин напротив. Встаю в очередь, не предчувствуя ничего плохого. Обычно это было минутным делом. А тут смотрю — сорок минут прошло, а передо мной полно людей. Когда подошла очередь, взял уже не бутылку, а две (больше не отпускали в одни руки). Тут только дошло, что дело плохо.