January 1st, 2017

С лёгким паром!

С лёгким паром!

Вчера предложил посмотреть бессмертную драму. В ответ заявили, что уже сорок лет смотрят эту пошлятину, надоело. Однако ночью посмотрели подряд два раза, а потом утром ещё раз.

И тишина…

И тишина…

Впервые в ночь на первое нет шума и грома. Ещё три года назад всю ночь было нечеловеческое громыхание. Сегодня лишь изредка далёкие хлопки. Одно из двух: либо люди поумнели, либо хлопушки подорожали.

Не верю в их виновность

Не верю в их виновность

У полковника З. честное лицо. Он ничего не крал. Просто не хочет закладывать пацанов. Если будет стойко держаться, его придётся отпустить. На сегодня нет закона, запрещающего хранить иностранную валюту в любом количестве. Это бедного Босого забрали прямо из-за обеденного стола, не дав пропустить рюмку водки и закусить борщком с мозговой косточкой, потому что закон такой был против хранения валюты. В наше время также задержали Ксюшу, найдя у неё кучу денег. Хотели их пришить к какому-нибудь делу. Ничего не вышло, деньги вернули.

Министр У. также не виновен. Правда, лицо не сказать, чтобы очень уж честное, поэтому про лицо больше не буду говорить, а скажу про его жизненный опыт. Всю жизнь вкалывал на ниве финансов. Знает тысячу сравнительно честных способов увода и отъёма денег. Например, через оффшоры. Зачем такому опытному валютчику жадно лапать чемодан с наличкой? Режиссёры этого спектакля явно вдохновились кино про 17 мгновений. Там Штирлицу вменили шпионаж на основании отпечатков на ручке чемодана с рацией. Штирлиц сумел отмазаться. Сумеет ли отмазаться г-н У.?