October 3rd, 2016

5 понедельников, 5 суббот и 5 воскресений!

Persian loanwords in Arabic

Persian loanwords in Arabic

ابریق из  آبریز (‹āb› ‘water’ + ‹rīxtan› ‘to pour’)

أدب из دب

أستاذ из استاد

الفصفصة из اسپست

بابوش из پاپوش

باذنجان из بادنجان

بارود из بارود

برنامج из    برنامه

بستان   из     بوستان

بقشيش из بخشیش

بلور из بلور

بورق из بوره

بيدق из پیاده

تخت из تخت

تنبل из تنبل

جزر из گزر

جلاب из  گلاب

جنجويد из جنگوی

جوهرة    из    گوهر

خیار ‹xiyār› ‘’ из خیار
دستور из دستور

دین   из    دین

ديو из دیو

ديوان из دیوان

رزق из     رزق

روزنامه     из         روزنامه

زعفران из زرپران

زمرد из زمرد

زنجي из زنگی

زنجبيل ‹zanjabīl› ‘’ из  Mid. Pers.‹singavēr› via Aram.

زنديق из زندیک

سبانخ из اسفناج

سنبل ‹sunbul› из سنبل ‹sonbol›

سرانديب из سراندیپ

سكر из شکر

سندباد из سندباد

شاه из شاه

شاهين из شاهین

شبت / شبث‹šabat›/‹šibitt›  из شوید ‹ševīd›

شطرنج из شترنگ

صکّ из چک

طاس из طاس

طلق из تلک

عسكر из لشکر

فارسي из پارسی

فردوس из پردیس

فستق из پسته

فنجان из پنگان

فهرس из فهرست

فيروز из پیروزه

فيل из پیل

قرمز из کرمست

كركدن из کرگدن

كس из کس

كنز из  Mid. Pers. گنج via Aram.

كوز из کوزه

لازورد   из  لا جورد

لقلق из لک‌لک

لوبيا из لوبیا

ليلك из نیلک

ليمون из لیمو

مرجان ‹marjān› ‘coral’ из  Mid. Pers. ‹murvārīt› ‘pearl’ via Aram. ‹margānītā›

مسك ‹misk›  из  Mid. Pers. مسك ‹mušk›

موز ‹mawz›  из  Mid. Pers. ‹mōz›

مومياء из مومیا

ميبة из می به

نارنج из نارنگ

ناي из نای

نسرین ‹nisrīn› ‘’ из نسرین

نلوفر из نیلوفر

نموذج    из    نمودج

هالhāl›/‹hayl› из  هلhel

هواء из هوا

وزير   из  وزير

ياقوت ‹yāqūt›  из ياقوت

ياسمين из ياسمون / ياسمین

يشب из يشپ

Ельцин в октябре

Предуведомление от автора.

Данная антиутопия написана в октябре 1993. В то время мысль об уничтожении иностранных товаров казалась смешной беспочвенной выдумкой. Жизнь оказалась смелее самых безудержных фантазий.

Ельцин в октябре

(Сценарий)

Все события в этом сценарии выдуманы, никогда не происходили в действительности и в принципе не могут никогда произойти.

Когда Ельцина переправляли из бункера в Кремль, оказалось, что посадить вертолет там невозможно, поэтому решили сбросить Ельцина на парашюте. Тут-то все и началось. Господин Ельцин прыгал на парашюте впервые, не справился с управлением и сел вместо Ивановской площади на расположенный рядом Царь-Колокол. Расположившись ТВ там, Борис Николаевич сразу же принялся отдавать распоряжения и писать указы. Для этого он использовал листки из блокнота, которые складывал в форме самолетиков и пускал вниз. Сразу же администрация президента разделилась на две фракции. Одна, меньшая часть представителей администрации президента, попрятала самолетики в загашник для того, чтобы продать их на аукционе Сотбис. Эта фракция вошла в историю под названием «журавлистов». Большая же часть представителей президентской рати стали называться «синицистами», ибо они не стали ничего припрятывать, а немедленно помчались к факсам, чтобы передать содержание указов и распоряжений в редакции западных газет. Все они просили, чтобы причитающийся им гонорар перевели в швейцарский банк. В результате ни один указ господина Ельцина так и не дошел до места назначения.

Такой поворот событий позволил господам Р. и Х. овладеть инициативой и повести мощно наступление. Грузовики со сторонниками гг. Р. и Х. были направленные на разгром баррикад. А с тыла на баррикады напала млиция, поверившая обещаниям г-на Р. он заяви, что если придет к власти, то милиция, которой при Ельцине разрешалось делать почти все, будет разрешено делать просто все. Довольные милиционеры, после разгона хилых интеллигентов, толпившихся около Моссовета, зашли с тыла к баррикадам. Защитники баррикад, громко распевая свой гимн «Мы ждем перемен», храбро защищали последние оплоты ельцинизма в стране. На баррикаде, построенной на улице Неждановой, юный рокер-ельцинист отбивался от наступающих грузовиков банками пива. Грузовики равнодушно давили банки, из которых выплескивалось баварское пиво, заливая мостовую на два метра вокруг.

Один их жителей соседнего дома решил воспользоваться случаем, чтобы избавиться от надоевших ему и заполнивших всю жилплощадь горшков с цветами — утехой его жены. Этот житель стал бросаться горшками на улицу, стараясь ни в кого не попасть. Он думал, что он самый хитры — в случае победы Ельцина он скажет, что бросался с грузовик сторонников Р. и Х. в случае же победы последних он надеялся получить награду за борьбу против ельцинистов, чьи баррикады были построены прямо у него под окном.

К девяти утра 4 октября все было кончено. Сторонники гг. Р. и Х. победили по всей столице. В своем выступлении по радио и телевидению г-н Р. заявил, что не время предаваться эйфории, а самое время легитимироваться. Для этого необходимо провести референдум. У жителей страны спрашивали: «А ты, гад, голосовал ли за иуду Ельцина? (да, нет)». После подсчета голосов оказалось, что за иуду Ельцина никто никогда не голосовал, а против него голосовало 1134% населения. Такой результат сначала обрадовал, а потом насторожил гг. Р. и Х. Они подумали, что здесь пахнет провокацией. Провели расследование. Выяснилось, что некоторые граждане ксерокопировали опросные листы и сдали не один, а несколько листов каждый. Над виновными устроили показательный суд. Принимая во внимание их добрые намерения, виновных присудили по схеме 25 плюс пять: им запрещалось в течение 25 лет владеть, а потом в течение пяти лет пользоваться ксероксом.

Самого иуду Ельцина посадили (разумеется, по воле народа) в бочку с нечистотами и возили по городам и весям на осмеяние и поругание. В него бросались окурками «Беломора» и поминали все, в чем он был неправ. Г-н Ельцин почти всегда спал, чем вызывал неудовольствие народа. Его старались раззадорить, спрашивая, почему он не пытается даже оправдаться. Г-н Ельцин отвечал:

— Я привык действовать только в экстремальных обстоятельствах.

На повестку дня встал вопрос о государственном флаге. Было предложено восстановить флаг СССР, но чтобы в нем отмечались некоторые голубовато-беловатые оттенки. Упоминание голубоватых оттенков вызвало необоснованные надежды у части граждан. Они вышли на улицы с лозунгами, гласившими: «Да здравствует руцкизм-хазбулатизм — светлое будущее всех голубых!» Колонны этих граждан были в организованном порядке отправлены в Красноярский край, где мало женщин.

В качестве государственного герба предложили изображение всадника с ликом г-на Р., поражающего копьем дракона с рожей г-на Ельцина. Г-н Х. выразил недоумение в связи с увековечением на государственном гербе врага народа.

— Что же мне тебя, что ли, изобразить в виде дракона? — пошутил г-н Р. Г-н Х. пригрозил, что пожалуется на г-на Р. своим землякам, после чего г-н Р. посурьезнел, извинился и предложил придать дракону обобщенный лик мирового капитализма. Однако тут опять возник спор среди двойки победителей. Г-н Р. выразил пожелание, чтобы будущий строй в деельцинированной стране носил название коммунизма с капиталистическим лицом, а г-н Х., наоборот, полагал, что удобнее назвать новый строй капитализмом с коммунистическим лицом. После долгих споров решили оставить теорию на потом, а заняться практическими делами. Для начала стали искоренять материальные следы ельцинизма. Все палатки и киоски были прикрыты. Из магазинов изымались товары иностранного происхождения и свозились на Красную Площадь, где предполагалось устроить грандиозное аутодафе. Толпы граждан собрались на Красной Площади, чтобы наблюдать сжигание всей этой дряни, символизирующей ельцинизм. Некоторые не успевшие стать сознательными граждане пытались вытащить из костра кой-какие шмотки и бытовые приборы, но бдительная милиция, которой отныне все было разрешено, хватала подобных негодяев и отправляла в Саров (быв. Арзамас-16), где в монастыре под надзором святых отцов изготовлялась суператомная бомба, с помощью которой планировалось покончить с буржуазией с мировом масштабе.

Все мясо в стране перерабатывалось в вареную колбасу стоимостью два рубля двадцать копеек. Кассирши отказывались выдавать сдачу ввиду отсутствия мелочи. Медная копейка немедленно стала подниматься в цене, обогащая предусмотрительных граждан, сохранивших в чулке медно-никелевый антиквариат. Курс советской копейки превысил на черном рынке уровень в две тысячи долларов. Борясь со спекуляцией валютой, г-н Р. установил официальный курс копейки в две тысячи долларов.

Было принято решение восстановить Советский Союз в границах 1991 года. В целях предупреждения нежелательных эксцессов все жители Прибалтики были переселены в Среднюю Азию, а жители последней — в Прибалтику. Внешнеполитические проблемы решались быстро и эффективно. Склады боеприпасов на Дальнем Востоке были перемещены на Курильские острова. После этого было сделано официальное заявление о том, что все желающие из Японии могут приехать на Курилы без виз и формальностей. На Курилы немедленно устремились все сторонники возврата северных территорий. Когда там скопилось достаточно много японцев, один из них, простудившийся по дороге к северным территориям, чихнул. Перегнившие боеприпасы взорвались, в результате чего Курилы вместе с японцами взлетели на воздух. Не стало островов — не стало проблемы.