June 7th, 2016

Общеполезный дѣтскiй письмовникъ.

Общеполезный дѣтскiй письмовникъ.

ПИСЬМО ІХ.

отвѣтъ Фединьки.

Меня ничто столько не удивляло, любезной другъ, какъ чтеніе вашего письма. Какъ могли вы подумать, чтобы я имѣлъ намѣреніе разсердить Соничку. Когда вы стали просить меня танцовать съ нею, я полагалъ, что вы говорите въ шутку ; вспомните о моемъ отвѣтѣ на ваше приглашеніе и увидите, что я правъ; кътому же я сначала еще взялъ съ Надиньки слово ни съ кѣмъ не танцовать, кромѣ меня; можетъ быть въ этомъ я нѣсколько виноватъ, но чтожъ дѣлать? противъ воли увлекаюсь.

Чтоже касается до насмѣшливаго вида, которой вы замѣтили на лицѣ ее [sic!], скажу, что вы очень ошиблись. Увы! она смѣялась надо мною бѣднымъ и даже сказала тому причину. Послушайте, я вамъ объясню. Наканунѣ того дня, въ которой былъ балъ, мы начали учить одно прелестное па, которое я цѣлое утро репетировалъ и увѣрялъ, что знаю лучше ее; ни тутъ то было ! При каждомъ почти скачкѣ я ошибался , между тѣмъ, какъ она совершенно его выучила, что замѣтили всѣ гости. Она хохотала во все горло и осыпала меня насмѣшками — слѣдоватпельно на этотъ щетъ вы совершенно можете быть спокойны, и для меня очень будеть непріятно, если послѣ теперешняго оправданія станете хотя нѣсколько сомнѣваться. Также прошу васъ покорнѣйше оправдать меня и передъ Соничькой ; она столько мила, что я почитаю преступленіемъ даже имѣть мысль ее огорчить. При первомъ случаѣ, постараюсь исправить невольной проступокъ свой, если она не лишитъ меня своего расположенія.

Свидѣтельствуя глубочайшее почтеніе вашему папинькѣ и маминькѣ , остаюсь всегдашнимъ другомъ

Федоръ Любинъ.