May 26th, 2016

Почему все любят Обломова и не любят Штольца

Почему все любят Обломова и не любят Штольца

Есть интересное мнение по поводу того, почему все любят Обломова и не любят Штольца. Якобы, на Обломова автор не пожалел красок, а на Штольце экономил, и поэтому Штольц вышел бледным и неинтересным. А если бы характер Штольца был прописан тщательнее, то, может быть, он полюбился бы читателю. Я подумал, а какой герой в русской литературе был предприимчивым и энергичным, как Штольц, но стал любимцем читающей публики. Сначала пришли на ум некоторые купцы у Мельникова-Печерского, но они всё-таки показаны скорее с отрицательной, чем положительной стороны, так что вряд ли могли бы вызвать сочувствие читателей. Кроме того, этот автор не входит в школьную программу и не относится к массовой литературе, поэтому просто мало известен. И тут мне пришло в голову имя Остапа Бендера. Вот уж поистине любимец народа. Умён, храбрец, энергичен, с чувством юмора, образован (знает латинские исключения), верный товарищ. Но жулик. Причём намеренно не грабит беззащитные госучреждения, а нападает на обывателей, то есть на нас с вами. Но народу приятен. Потому что изображён живым и объёмным. Не надо ничего домысливать, он стоит у каждого перед глазами. Таким образом, читателю не столько важно знать, положительный перед ним герой или отрицательный, сколько важно получить удовольствие от знакомства с живо выписанным персонажем.

У них в Европах

Татищевъ

Каждый человекъ, который ежечасно упражняется въ работѣ, тотъ всегда здравъ и бодръ, а который спитъ довольно, естъ много, тотъ ежечасно себя подвергает болезни. Притомъ то вѣдать надлежітъ: лѣтомъ меньше есть а чаще пить, а зимою больше есть і меньше пить; то никакой болѣзни знать не будетъ; чрез силу не пей и не ѣшь, и спать не ложись, когда не хочешь... всякой крестьянінъ дѣтей своихъ долженъ въ великомъ страхѣ содержать, ни до какой праздности не допускать, и всегда прінуждать къ работѣ; дабы онъ въ томъ взялъ привычку, и смотря отца своего неусыпные труды   себя к  тому пріучать могъ. Праздностъ человѣка пріводитъ въ воровство и разбои, отъ чего послѣ на вѣкі долженъ будетъ пропасть душею и тѣломъ; а дабы каждый праздно въ младости не былъ, то долженъ онъ отдать его какому-нибудь художетву и рукодѣлiю учиться, оть чего всегда интересъ свой получить можетъ.

О личных именах славяноруссов (митрополит Евгений)

О личных именах славяноруссов (митрополит Евгений)
65
…и между придворными царя Алексея Михайловича встречаются собственные имена Ждана, Богдана, Истомы, Невежи, Замятни и тому подобные.
66
У славяно-руссов отмечаем, по примеру римлян, тройные имена: первое славяно-русское, данное при рождении родителями, второе христианское, данное при крещении, третье отеческое. Например: Владимир, Василий Святославович.
67
Отеческое считалось почетным. Дьякам давалось за отличие в службе.
Для черни применялись уменьшительные: Петряй, Ивашко, Степанко.
70
Некоторые из русских бояр в пожилых уже летах принимали себе другие имена.

запрет на смех

Si quis clericus, aut monachus, verba joculatoria risum moventia serat, anathemata esto. – If any priest or monk should be guilty of using a jocular expression, exciting laughter, let him be anathematized (Если какой-либо священник или монах произнесёт шутливые слова, возбуждающие смех, да будет он предан анафеме). – Decree of the 2nd council of Carthage.
Imposing on ecclesiastics a show of gravity, to make them confirmed hypocrites.