April 18th, 2016

le mari de sa femme

Elle était encore fort belle à trente-six ans, d’une beauté régulière et grave de Junon, et sa grande réputation venait de ce que l’empereur lui avait payé une nuit cent mille francs, sans compter la décoration pour son mari, un homme correct qui n’avait d’autre situation que ce rôle d’être le mari de sa femme.

Лев и медведь

Лев и медведь
Раз отправился Лев Николаевич с мужиками на медвежью охоту. Каждому выдали по два заряженных ружья. Велели вытоптать площадку для облегчения маневров. Лев Николаевич отказался это делать, заявив, что не собирается сходиться с медведем врукопашную. Вот выскочил медведь прямо на Льва Николаевича. Тот выстрелил. Не попал. Второе ружьё не успел схватить. Убежать трудно, глубокий снег. Медведь разинул пасть и начал кушать голову Льва Николаевича. Спасла толстая меховая шапка. Тут прибежал мужик с прутиком и стал отгонять медведя с криком: «Прочь от Льва Николаевича!» Медведь устыдился —  только тут до него дошло, на кого он покусился. Смущенно помахивая хвостиком, косолапый ретировался, оставив Льва Николаевича с царапиной на щеке.

Отблеск

Как оказалось, Агния Барто откликнулась на сообщение об индианке, учившейся в советской школе. В своё время это стихотворение прошло мимо меня. Почему-то поэт именует её Шомите. Возможно, опечатка.
Collapse )