October 22nd, 2015

патрiотъ и патрiотизмъ

Что касается отдѣльныхъ щекотливыхъ словъ, то возьмемъ для примера слова «патрiотъ» и «патрiотизмъ». Сами по себѣ эти слова весьма почтенныя и заслуживающiя пониманiя согласно ихъ первоначальному источнику. Такими они бывали всегда и такими, вероятно, воскреснутъ въ будущемъ. Но кто же виноватъ, если въ последнее время эти слова взяты въ исключительную аренду извѣстными «партиями» и группами, и получили вслѣдствiе этого — впрочемъ, не только въ Россiи, но и въ другихъ странахъ — разбойничiй, погромный и карательный оттѣнокъ? Оставлять же подобные выработанные жизнью оттѣнки не отмѣченными, — когда представляется возможнымъ ихъ отмѣтить, — было-бы упущенiемъ въ словаре живого языка. Не забудемъ тоже при этомъ объ отношенiи къ «патрiотизму» и «патрiотамъ» такихъ выдающихся писателей и мыслителей, какъ И. С. Тургеневъ, М. Е. Салтыковъ (Щедринъ), Л. Н. Толстой и др.

Присцилла и Гиппонавт

Присцилла и Гиппонавт

Отпив из бокала глоток Шато Шайенн 98 года, Гиппонавт промолвил:

— Помнишь, как на первом курсе я пригласил всех студенток к себе в гости? Ты тогда первая ушла, не посидев и десяти минут. Вероятно, ты предвидела, что мы будем вместе, и не хотела тратить время зря на знакомство с домом, в котором всё равно придётся жить.

Присцилла удивленно взглянула на Гиппонавта и заявила:

— С чего ты это взял? У меня даже в мыслях не было тогда такой глупости.