August 31st, 2015

Не по хорошу мил, а по милу хорош

Не по хорошу мил, а по милу хорош

Любовь широких читательских масс к дилогии Ильфа и Петрова и к «Мастеру и Маргарите» иррациональна. Претензий у непредвзятого читателя уйма.

Первый роман И и П крепче сбит, а в ЗТ чудовищные провалы. Особенно выпирает разговор советского журналиста с иностранным в поезде. Советский утверждает, что евреи в России есть, а еврейского вопроса нет. В советской России бытовой антисемитизм был всегда, а в последние годы жизни усатого таракана он стал государственной политикой, поэтому от этого утверждения скулы сводит. Другой провал — это посылка миллиона в комиссариат финансов. Чудовищная лажа. С таким трудом добытые деньги отправляются ненавистной советской власти. Если бы Остап раздавал их всем встречным и поперечным, это было бы в его стиле. Он мог бы отдать своим приятелям всё, раз уж разуверился в своих желаниях быть миллионером. А посылка денег государству не катит.

В МиМе основная претензия к главным героям. Они ходульные и картонные. Маргарита объявляется красавицей. Однако что мы знаем о её внешности? Только то, что это была брюнетка с короткими завитыми волосами, косящая на один глаз. Хороша красотка! Если завивка делает красавицей, то все обладательницы бигудей красотки. Самая живая фигура — это Иван Бездомный. Он проходит перед нами на протяжении всего романа от первой до последней страницы. Он страдает, мыслит, мучится, учится. Его характер развивается от примитивного мещанина до мыслящего интеллигента. Да и фантастические фигуры получились живее, чем многие человеки.

Тем не менее, эти романы остаются среди любимых у многих русских читателей, в том числе у меня. Самое удивительное как раз эта иррациональная любовь.

Случай с классиком

Случай с классиком

Однажды Александр Сергеич сидел над десятой главой «Евгения Онегина», задумчиво обгрызая гусиное перо. Вдруг входит Наталья Николавна и заявляет: «Я тут весь день на кухне. Мне уже надоело. Давай-ка ты помой сегодня посуду!»

От неожиданности у нашего всего выпадает из рук перо, оставив на рукописи огромную кляксу в форме причёски НН. Не желая портить отношения с любимой супругой, АС отправляется на кухню.

Вот почему десятая глава ЕО так и не была написана.