May 29th, 2015

Важность интонации

Важность интонации

Френд подкинул тему. Возьмем фразу: Как приедешь домой, ляжешь спать. Если произнести первую часть с восходящей интонацией, а вторую с нисходящей, то получится сложноподчинённое предложение, по смыслу равное такому, например: Когда приедешь домой, ляжешь спать. Если же произнести первую часть с нисходящей интонацией и с ударением на «приедешь», а «домой» с низкой ровной интонацией почти без ударения, да и во второй части повторить интонационный рисунок первой части, то получится неполная фраза, требующая дальнейшего развития, например: «Как приедешь домой, ляжешь спать. А тут соседи сверху заведут громкую музыку». На письме оба варианта полностью совпадают. При обучении иностранцев на такие примеры важно обращать внимание, чтобы объяснить им важность интонации в русском языке.
UPD В книге «Современный русский язык» под редакцией Розенталя (1984) читаем:
Значение неожиданного и интенсивного действия имеет частица как в сочетании с глаголом совершенного вида.

Пропажа самолётов

Пропажа самолётов

Наша дача недалеко от военного аэродрома. Прошлым летом каждый день с утра до вечера гудели бомбардировщики, истребители и прочие аэропланы. А этим летом за два дня пролетел только один вертолёт. Или керосин кончился, или их перебазировали в другое место. Видимо, я сейчас выдал военную тайну. Однако в посольство Украины пока не звонил. На третий день три самолётика полетали немного, но как-то тихо, без вызова.

Судьба шпионов

Судьба шпионов

В деле русских шпионов (диверсантов?) есть несколько аспектов. На моральном аспекте я останавливаться не буду. Понятно, что порядочный человек не полезет на чужую территорию с оружием в руках. Меня волнует профессиональная сторона дела. Оба заявили, что служат в ГРУ. То есть это не подростки, играющие в войну, а взрослые дяди, служащие (или служившие, по версии их начальства) в серьёзной организации, занимающейся шпионажем.

Я хорошо был знаком с двумя русскими шпионами (разведчиками). Один служил в СВР под дипломатической крышей, другой в ГРУ под журналистской крышей. Если бы их разоблачили, им бы в крайнем случае грозила высылка из страны пребывания безо всяких тяжких последствий.

Попавшиеся же в Донбассе субчики пошли в (на) разведку безо всякой крыши. О чем думало их начальство? Была уверенность, что они никогда не попадутся? Не было никакого плана Б и никакой легенды? Ведь как просто: назваться шахтёрами, поступившими в ополчение. Звать Иван Иванов и Пётр Петров. В России никогда не были. Пока станут выяснять, что к чему, могли бы быть обменяны как местные жители.

Далее, они пошли в разведку среди бела дня. А ночь на что? Чему их учили в разведшколе? Взяли с собой автоматы. Зачем разведчику автомат? Могли бы ещё противотанковую пушку с собой взять на всякий пожарный случай.

Вывод: сейчас в ГРУ шпионов обучают из рук вон плохо.