May 5th, 2015

绿 银 针

Нашёл сегодня новый чай 绿针 (люй инь чжень). Мне нравился 龙井 (лун дзин), но он закончился, а стоит очень дорого. 

Боборыкин

128
Мне как русскому, впервые попадавшему в этот «край забраный», как называют еще поляки, было сразу тяжко сознавать, что я принадлежу к тому племени, которое для своего государственного могущества должно было поработить и более его культурное племя поляков. Но это порабощение было чисто внешнее, и у поляков нашел я свою национальную жизнь, вековые традиции и навыки, общительность, выработанный разговорный язык, гораздо большую близость к западноевропейской культуре, чем у нас, даже и в среднем классе.

(no subject)

Французско-русские разговоры с элементарными фразами, письмами и записками

Одесса

1849

Издание книгопродавца К. Тотти

Fi ! Fi donc ! – Par exemple !  Фи! — Вот ещё!
Oh ! le petit méchant !  Негодный мальчишка!
La patience m’échappe. Я выхожу из терпения.
Taisez-vous ! Paix.   Замолчите.
Pas tant de raisons.  Не умничать!
Je ne me possède pas de colère. Я вне себя от гнева.
Je suis fort en colere. Я теперь очень сердит.
Je suis transporté de colère. Я ужасно взбешён.
Je suis piqué au vif. Я задет за живое.
Ne me faites pas sortir de gonds. Не бесите меня.
Je n’aime point cet homme-là. Я не люблю этого человека.  
 Je ne puis le suffrir. Я его терпеть не могу.
Je ne suis pas  maitre de l’aversion  que je ressense pour lui. Я не в силах скрывать своего отвращения к нему.
Quel être insupportable !  какое несносное создание!
 L’ennuyeux personnage ! прескучная особа!
  Enfin le voilà parti. Слава  Богу! Ушёл наконец.

El Topo

Только что отсмотрел этот сюр. В моём вкусе. Этакий магический латиноамериканский реализм. 

Travels in Russia, Persia, Turkey, and G r e e c e

Travels in Russia, Persia, Turkey, and G r e e c e ,
in 1828-9,
BY Thomas Alcock, Esq.
LONDON :
PRINTED BY E. CLARKE AND SON, WELL STREET,
1831.

17
Развитию земледелия под Одессой сильно вредят полчища саранчи. Один колонист, выходец из Англии, воспользовался случаем для изгнания  этих тварей. Однажды, когда дул сильный ветер в сторону моря, он собрал окрестных крестьян, которые вооружились барабанами, ружьями, а также прочими инструментами, производящими шум, и повели наступление на саранчу, изгнав её в море, откуда она не могла вернуться на берег из-за сильного встречного ветра. Она вся погибла, и только кучи трупов были выброшены на берег морем. Этот подвиг колониста был отмечен даже в газетах.