October 28th, 2014

пять миль

Я простился с Лафатером на два дня, потому что намерен завтра  вместе с приятелем моим Б* идти пешком в Шафгаузен, до  которого  считается  отсюда пять миль.
Вчера в восемь часов утра пошли  мы  с  Б*  из  Цириха.
Однако ж до Шафгаузена я еще раза три останавливался  отдыхать.  Наконец,  в семь часов вечера, услышали мы шум Рейна, удвоили шаги свои, пришли на  край высокого берега и увидели водопад.
Таким образом мы поговорили друг с другом  и,  боясь,  чтобы  в Шафгаузене не заперли  ворот,  отложили  до  следующего  дня  посмотреть  на водопад вблизи. Насилу мог я дотащиться до города: так ноги мои  устали!

Пять миль в переводе на километры получается 22,240 за 11 часов с остановками.
 

игра

После обеда началась игра — однако ж не карточная,  друзья  мои! Все сели вокруг стола; всякий взял листочек бумаги и написал  вопрос,  какой ему на мысль пришел. Потом бумажки смешали  и  раздали.  Всякий  должен  был отвечать на тот вопрос,  который  ему  достался,  и  написать  новый.  Таким образом продолжались вопросы и ответы, пока на листочках не осталось  белого места. Тут прочли вслух  все  написанное.  Некоторые  ответы  были  довольно остроумны, а Лафатеровы отличались от других,  как  луна  от  звезд.  Сестры-прелестницы отвечали всегда просто и хорошо.  Вот  вам  нечто  для  примера. Вопрос: «Кто есть истинный благодетель?» Ответ: «Тот, кто помогает  ближнему в настоящей его нужде».

остряки

Скаррон с своём «Комическом романе» замечает, что в Париже у каждого района есть свой записной остряк. В армии в каждом взводе есть свой. Он обычно сочиняет военные песни и развлекает товарищей. У швейцарцев также есть остряки, но, поскольку они не очень-то стараются блеснуть умом, у них таковых не более одного на полк. Ему не трудно справиться со своей задачей, потому что ему достаточно открыть рот, чтобы все поверили, что он сказал нечто смешное. Однажды полк швейцарцев был в Версале на параде. Остряк был в первых рядах. Он открыл рот, и все окружающие солдаты покатились со смеху, заражая смехом весь полк вплоть до последних рядов. Кто-то спросил у одного из находившихся в последнем ряду, что же их так развеселило. Солдат наивно ответил: «Наш остряк сказал что-то смешное».