July 28th, 2014

По мотивам

По мотивам

В плохую погоду я обычно отправлялся в сторону Мезеглиз, накинув на плечи плед, бросая взгляды вдаль, где я надеялся когда-нибудь встретить какую-нибудь местную крестьянку, чтобы заключить её в объятия, ибо для меня все эти красоты природы, все эти кусты боярышника, все цветы и деревья таили в себе лишь часть наслаждения, если к ним не присоединялся образ девы, тесно связанной с этим краем, в котором я чувствовал себя так прекрасно, как нигде  в другом месте, в котором нет таких прелестных девушек, волнующих моё воображение, доставляющих радость уже тем, что они прячутся где-то поблизости, так что кажется, что только заверни за этот поворот дороги и тут же твоим жадным глазам представится фигура прелестницы, столь же связанной с этим лесом, с этими кустами, с готической церковью за горизонтом, как связаны с ними листья, ягоды, церковные служители, колокола на двух колокольнях, возвышающихся над окрестностями и видных за два километра, которыми я начинал любоваться лишь только выйду из дома, — прелестницы, столь неотъемлемой для этого пейзажа, что её невозможно представить где-нибудь в Париже, где она была бы неким чужеродным телом, которое чувствуется, например, когда в сильный ветер в глаз, незащищённый очками, попадает соринка, прекрасно видимая в чужом глазу, между тем как в своём не замечается и бревна, согласно Святому Писанию, которое относится к одной из моих любимых книг, среди которых есть много и других, вполне светского содержания, с ранних лет пробудивших во мне ту чувственность, которая в зрелом возрасте заставляет воспринимать всех женщин одинаково, независимо от обстоятельств, сопутствующих знакомству с ними, между тем как я ещё не достиг этого возраста, благодаря чему для меня существовали только те женщины, которые жили, составляя одно целое с пейзажем, с ранних лет пленившим моё воображение, а именно с пейзажем Камбре, города, куда мы приезжали каждое лето на отдых, отправляясь в длительные прогулки вокруг него по одной из двух дорог, из которых одна проходила мимо усадьбы г-на Свана, и поэтому мы говорили, что отправляемся на прогулку в сторону Свана, между тем как была и вторая дорога, мимо замка Германтов, поэтому и прогулка в ту сторону называлась прогулкой в с сторону Германтов, но я больше любил прогулки в сторону Свана, надеясь когда-нибудь встретить его очаровательную дочку, которая, как это часто бывает, попадалась мне на глаза только во время прогулок с родителями или дедушкой, когда совершенно было невозможно завязать с ней разговор, между тем как во время моих прогулок в одиночестве ни дочка Свана, ни крестьянские дочки мне не встречались, как я мысленно ни пытался вызвать их появление, прилагая все силы на заклинание вышних сил, которые, видимо, не собирались приходить мне на помощь, несмотря на то, что я всегда был богобоязнен и набожен, посещая по воскресеньям нашу церковь, где всегда стоял как вкопанный, предаваясь мыслям о святых, изображённых на витражах, украшающих церковь и придающих её особенно торжественный вид, вызывающий благоговение даже у лиц, лишь случайно зашедших в храм и вовсе не намеревающихся предаться в нём молитвам или иным богоугодным занятиям.