July 10th, 2014

Счастье вдвоём

Счастье вдвоём

Один молодой человек был довольно некрасив. И даже не столько некрасив, сколько имел какую-то стёртую, незаметную, серую личность. На него никто не обращал внимания, а девушки просто не догадывались о его существовании. К тому же он был лишён даже зачатков красноречия, так что не был в состоянии хотя бы привлечь к себе внимание умными и интересными разговорами. Он был человек верующий, поэтому день и ночь молился, чтобы господь послал ему девушку, которая его бы полюбила. Господь услышал его молитвы и обратился к нему с небес:

— За твои усердные молитвы я хочу тебя наградить и исполнить твоё желание. Однако я предоставлю тебе свободу выбора, предложив два варианта. Во-первых, ты можешь поселиться на острове вместе с самой красивой женщиной на Земле. Но там больше никого не будет, только вы вдвоём. Во-вторых, ты останешься среди людей и получишь сколько угодно женщин, но они будут, мягко изъясняясь, не очень хороши собой, то есть, уродливы, попросту говоря. Но в большом количестве.

— А Интернет на острове есть?

— Ну, это же не рай, где есть всё. Вот как раз Интернета там не будет.

— То есть я не смогу заинстаграмить свою фотку с этой красоткой? И никто не узнает, какой я крутой мэн? На фига мне такое счастье? Выбираю второй вариант.

geistige Schönheit,

»Erzeugnisse einer Welt der Seele und des Ausdrucks,« versetzte Naphta, »sind immer häßlich vor Schönheit und schön vor Häßlichkeit, das ist die Regel. Es handelt sich um geistige Schönheit, nicht um die des Fleisches, die absolut dumm ist. Übrigens auch abstrakt ist sie«, fügte er hinzu. »Die Schönheit des Leibes ist abstrakt. Wirklichkeit hat nur die innere, die des religiösen Ausdrucks.«

реабилитация схоластики

»Eine Ehrenrettung der Scholastik steht, wenn nicht alles täuscht, auch in dieser Beziehung bevor, sie ist schon im vollen Gange. Kopernikus wird von Ptolemäus geschlagen werden. Die heliozentrische These begegnet nachgerade einem geistigen Widerstand, dessen Unternehmungen wahrscheinlich zum Ziele führen werden. Die Wissenschaft wird sich philosophisch genötigt sehen, die Erde in alle Würden wieder einzusetzen, die das kirchliche Dogma ihr wahren wollte.«