March 24th, 2014

Крысиное невезенье

Крысиное невезенье

Когда я жил в музее, у нас часто собирались гости по разному поводу. Иной раз некоторые гости были нам незнакомы, потому что у тестя были свои друзья, у лжетёщи свои, у нас свои. Однажды после очередного застолья обнаружилась пропажа малого голландца (Аверкамп под вопросом). Стали думать, кто был из посторонних. Оказалось, что один из гостей не был никому известен. У него были особые приметы: слегка заикался и косил на одни глаз. Его привёл старый наш знакомец и друг семьи С., архивариус и литературовед. Этот неизвестный подозреваемый был с ним едва знаком, но сумел втереться в доверие и упросил взять его с собой.

С. называл наших детей грибочками и приносил детские книжки, в которые вносил некоторые изменения, а именно зачёркивал отдельные слова и сверху надписывал другие. Видимо, привычка редактора всё править. Я попросил, чтобы он взял меня с собой в гости к этому подозреваемому.

Придя к нему, я сразу взял быка за рога и потребовал вернуть картину под угрозой заявления в милицию и сообщения всем знакомым о его поступке. Профи таких угроз не боятся. Они знают, что рано или поздно попадутся и сядут. В тюрьме они отдыхают, набираются сил, повышают квалификацию и заводят полезные знакомства. Гласности они тоже не боятся, так как свои и так про них всё знают, а на остальных им плевать.

Другое дело «любители», то есть крысы, ворующие при случае то, что плохо лежит. Во-первых, они почти всегда уверены, что не попадутся, ибо воруют у своих знакомых, вполне им доверяющих. Но тюрьмы боятся как неизвестности, поскольку там не были ещё. Во-вторых, огласки тоже боятся, так как сразу выпадут из своей социальной страты. Поэтому он сразу сознался и предъявил картину.

Я поинтересовался, зачем он это сделал, ведь продать такую известную картину очень сложно. Оказалось, он не знал, что именно он похитил. В те времена появилась такая мода. В Европе покупалась картина малоизвестного художника по сходной цене. Переправлялась в СССР для подделки подписи. Ставилась подпись Шишкина или Саврасова. Потом искали коллекционера и впаривали ему подделку. Русские художники ценились выше, чем малоизвестные западные. Наш крысёныш, будучи невеждой в живописи, решил, что это какая-нибудь дешёвка.

Эпилог.

Те, в чьих руках эта картина оказалась в конечном итоге, продали её и купили шато на берегу Бискайского залива.