December 17th, 2013

Моё открытие

Моё открытие

Всю ночь бился над проблемой. Наконец нашёл решение. Всего хода вычислений излагать не буду, ибо там сплошная математика. Не каждый поймёт. Но и скрывать результат не буду. Читайте:

P = NP

Где P (problem) есть любая проблема.

NP (no problem) есть решение любой проблемы. Теперь для меня нет никаких секретов, никаких загадок. Все лотереи отменят, ибо я смогу всегда предсказать нужный мне результат. Все шифры отправят на помойку, ибо я смогу расшифровать любой. Биржи прикроют, ибо я точно буду знать, когда играть на повышение, когда на понижение, а другим делать будет нечего. Нужно всего лишь применить мою формулу, и всё будет тип-топ.

Уфф… Устал. Пойду отдохну, а вы все пользуйтесь моей формулой на здоровье.

(no subject)

Исторические очерки народной словесности и искусства.

Сочинение Ф. Буслаева.

ТОМ II.

1861.


Борода, столь мало обращавшая на себя внимание античного скульптора, стала для иконописца такою существенною характеристикою, в которой он всего вернее и легче мог приблизиться к идеальному подобию. Это была самая видная и крупная черта иконописного типа, наиболее удобная к воспроизведению при помощи той недостаточной техники, которою пользовался иконописец. С характеристикою бороды иногда соединяется столь же крупная характеристика волос на голове; но эта последняя служить только дополнением первой. Здесь, по моему мнению, причина, почему в греческом подлиннике большая часть кратких характеристик ограничивается только бородою. Вот, например, подряд несколько характеристик святых поэтов, по изданию Дидрона, стр. 337:

Герман патриарх: стар, борода редкая.

Софроний иерусалимский: сед волосами, борода клином.

Филофей патриарх: старь, борода клином.

Андрей Критский: стар, борода седая.

Иоанн Богослов: стар, борода раздвоилась.

Гаоргий Никомедийский: стар, плешив, борода клином.

Мефодий патриарх : стар, густая борода.

Киприан: юн, кудряв волосами, борода раздвоилась.

Анатома патриарх: стар, борода круглая, и т. д.

Иконописцы в изображении святых очень часто один тип уподобляли другому, почитаемому у них образцовым. Образцовым же становился какой-нибудь тип иногда по действительной характеричности своей, иногда же вследствие местных, даже случайных обстоятельства. Так, свято чтимая икона в той или другой области, или в каком городе обязывала иконописцев принять за образец изображенное на ней священное лицо. Такой образец становился типом, к которому применялись изображения и других лиц. Таким образом, были типичны: борода Власия, Козьмы, Ильи Пророка, Николы и других. Описывая наружность какого-нибудь священного типа, подлинник иногда употребляет выражение: пиши такого-то с бородою Власьевой, Козьминой или Николиной; или просто: борода Козьмина, борода Ильи пророка. Впрочем, и в этих типических лицах подлинники не во всем между собою согласны. Так, например, Власий, по греческому подлиннику: «стар, борода клином, кудрявые волоса». По русскому, по сборному подлиннику Графа Строганова: «Сед, борода по персям». Николай чудотворец — по греческому подлиннику: «Стар, плешив, борода круглая».