April 2nd, 2013

Статья опубликуется

Статья опубликуется

Сегодняшний пост Эдит подсказал мне эту заметку. Почему можно встретить фразу «в нашем журнале публикуются статьи по разным темам», но вряд ли встретишь фразу «ваша статья опубликуется в следующем номере журнала». Естественнее звучит «ваша статья будет опубликована в следующем номере журнала». В Национальном корпусе русского языка при поиске фразы «статья опубликуется» ничего не найдено. По запросу «статья публикуется» найден 1 документ, 1 вхождение. Вероятно, такая форма страдательного залога, как «публикуется», возможна для настоящего времени, а для прошедшего и будущего необходимо применять страдательные причастия?
UPD По запросу "
статья" и "публиковаться" найдено 22 документа. Все вхождения относятся только к настоящему или прошедшему времени.

Rapunzel

Rapunzel

В немецко-русском словаре Лингво: кольник (Phyteuma L.)

В Ботаническом словаре Н. Анненкова:

«Phyteuma Cass. Сотр. VII. 450. phyteuma Diosc. (IV. 128) и Плиния (XXVII. 99) есть Reseda phyteuma. Жертвенная трава (может быть Res. phyt.) Кольник (Сл. Ак) Рапунцель. Растрог. Расторг (Даль s. Ph. spicatum). — Пол. Zerwa (от Reseda), Rapunkul dziki. — Чешск. Zerwa (тоже). Repka. — Сербск. Zecica, repusica, kosica. — Луз. Rozponka, Zerwa (тоже). — Нем. Ragwurzel, Rapwurzel, Rapunzel, Teufelskrallen. — Франц. phyteuma, Raiponce sauvage. — Англ. Rampion.» [орфография Анненкова сохранена]

Но кольник декоративное, несъедобное растение.

В Википедии:

«Колоко́льчик рапу́нцель, или Колокольчик ре́пчатый (лат. Campánula rapúnculus) — двулетнее травянистое растение семейства Колокольчиковые (Campanulaceae), большей частью с реповидно утолщённым корнем. В народе растение часто называется просто «рапунцель», но это название принадлежит также и некоторым другим видам.

Корни его используют в пищу подобно редису, молодые листья — как салат.

Существует по меньшей мере четыре разных растения, носящих в народе имя рапунцель. По крайней мере два из них съедобны: колокольчик рапунцель и полевой салат (также — валерианелла, валерьяница)[4]. На немецком языке указанный вид колокольчика называется Rapunzel-Glockenblume, а одно из названий валерьяницы — Rapunzel. В сказке упоминается, что рапунцель колдуньи был «такой свежий и такой зелёный» (нем. so frisch und grün), муж лакомки «нарвал второпях целую пригоршню зелёного рапунцеля», после чего она «приготовила себе салат» (нем. Sie machte sich sogleich Salat daraus). П. Н. Полевой счел, что имелось в виду первое растение, и дал героине имя Колокольчик. У колокольчика съедобен корень, а листья — только молодые; культурных форм у колокольчика нет. У валерьяницы съедобны именно листья, и в Германии культурные формы этого растения весьма популярны, как основа для салатов[5]. По-видимому, в оригинале имя героине дала именно валерианелла.»

На форуме http://forum.ellegirl.nl/archive/index.php/t-684102.html :

«Raponsje

Een vrouw kreeg tijdens haar zwangerschap onbedwingbare trek in Raponsje. Er zijn verschillende interpretaties van wat dit is (sla[НВ1] , radijs[НВ2] , loof of kool[НВ3] ), maar het meest voor de hand liggend is Radix Pontica. Officieel is dit de naam van een kleine plant met een dikke eetbare wortel. De knol staat symbool voor de paradijselijke appel. De vrouw beval haar man raponsje te stelen uit de afgesloten tuin van de buurvrouw, een boze heks.»

К сожалению, на этом форуме не указан источник. Здесь добавлены салат, редис и капуста. Однако подчеркивается, что наиболее очевидным (het meest voor de hand liggend) представляется Radix Pontica. Это Turkey rhubarb (Rheum Ponticum). Rheum palmatum, commonly called Turkish rhubarb, Turkey rhubarb, Chinese rhubarb, Indian rhubarb, Russian rhubarb or rhubarb root (and within Chinese herbal medicine da-huang), is a highly regarded medicinal plant, known for its health benefits. По-русски ревень.

На мой взгляд, ревень самое правильное объяснение, потому что из всех перечисленных растений он самый вкусный и острый, а беременные как раз такое любят.





[НВ1]салат

[НВ2]редис

[НВ3]капустные листья

Из откровений сотрудника ФСБ

"У нас работают такие же люди, как и все. Не уникальные, с болезнями, не совсем в порядке с головой уже у кого-то, но он все равно делает свое дело и хорошо делает."
Это многое объясняет. 

Случай на книжной выставке

(В связи с сегодняшней публикацией на Полит.ру интервью с сотрудником ФСБ даю свои давнишние воспоминания о столкновении с таковыми сотрудниками во время оно.)

Случай на книжной выставке

Это было в конце 80-х годов на МКВЯ (если я правильно запомнил аббревиатуру). Выставка кишмя кишела гебистами. Ни раньше, ни потом такого не наблюдалось. На входе они стояли в несколько рядов, осматривая вещи у людей, выходивших с выставки. Войти можно было только с пустыми руками, оставив вещи в камере хранения, поэтому всё в руках у выходивших посетителей было с выставки. Я набрал полную авоську проспектов, а также бесплатный журнал, который выдавали как образец всем желающим. В журнале были статьи на разных европейских языках, а в конце содержание на трёх языках: английском, немецком и французском. На выходе меня задержал молодой человек в штатском и предложил пройти в помещение рядом с выходом. Там он передал меня крепкому усатому мужичку, который показал удостоверение капитана КГБ. Заинтересовал его этот самый журнал. Он спросил, почему я забрал с собой экспонат с выставки. Я ответил, что мне его подарил стендовик (есть такое слово?). Усач сказал, что это может быть провокацией, потому что они нарочно многое раздадут, а потом предъявят советской стороне претензии о пропаже или потребуют выплатить деньги, потому что все экспонаты застрахованы. Я ответил, что невозможно застраховать бесплатный экземпляр и продемонстрировал надпечатку на журнале: free sample. Тогда он потребовал на всякий случай достать у стендовика особое разрешение на вынос журнала. Я пошёл на стенд и рассказал о проблеме иностранцу. Он немало подивился такому обороту, потому что, видимо, никогда с такой глупостью не сталкивался. Сделал надпись на журнале: O K и поставил свою подпись и дату. Я снова пошёл к гебисту. Надо сказать, что задержали не меня, а журнал, поэтому я мог оставить этот журнал и уйти домой, но я не хотел так поступать из принципа. Я прекрасно знал, что ничего крамольного в журнале нет (при старом режиме советские граждане обладали таким знанием на подсознательном уровне), а иначе я бы не положил его в авоську, а припрятал бы получше. Гебист посмотрел на надпись стендовика и стал придумывать новые фокусы. Было ясно, что он почему-то не хочет, чтобы этот журнал покинул пределы выставки. К сожалению, я сразу по свежим впечатлениям не записал этот случай, поэтому всех фокусов не помню. Расскажу только о последнем. Гебист потребовал, чтобы разрешение на вынос было получено в некоем отделе выставки. Предположим, в Отделе по общим вопросам (точное название я забыл). Я пошёл в администрацию и спросил, где такой отдел. Мне ответили, что у них нет отдела с таким названием. Я поспешил назад, чтобы сообщить капитану радостное известие, что выдуманного им отдела не существует. Смотрю, он уже не один, а рядом с ним какой-то субъект помоложе. Капитан указал на меня этому молодому и сказал, что у меня проблема. Молодой взял в руки журнал и сразу заглянул в содержание. Отдал мне журнал и сказал капитану, что можно выносить. Тогда я понял, в чём проблема усатого капитана. Он не знал ни одного иностранного языка, поэтому самостоятельно не мог принять решения о статусе журнала (то есть, нет ли в нём крамолы?). Но решил лучше перебдеть и на всякий случай не выпускать журнал с выставки.

К вопросу об уровне образования сотрудников КГБ.