February 25th, 2013

Страна обитания

Страна обитания

Сейчас прочитал дискуссию в блоге френда. Один участник уверяет, что английский язык можно изучить только в «среде обитания». Что имеется в виду под этим словосочетанием, он не уточняет, но, вероятно, он хотел сказать «страна изучаемого языка». Для него такими странами являются почему-то Уганда и Индия. С выходцами из Уганды я не общался, но говорил с нигерийцем. Он свободно говорит, но требуется постоянно напрягаться, чтобы мысленно перекодировать его произношение на стандартное. Очень утомительное занятие.

С индусами тоже прикольно. На одной конференции были русские и индусы. Для экономии времени решено было отказаться от переводчиков и всем выступать на английском. Про русских молчу. Индусы были самого разного уровня. На стандартном языке говорил только посол Индии. У него и фамилия, и внешность были европейские. У остальных во рту была либо каша, либо какая-либо индийская острая еда.

Новое для меня

I'm supposed to get a call this week to move up the ophthalmology appointment.
Я жду звонка от офтальмолога на этой неделе с сообщением о том, что меня примут раньше того дня, на который  я была записана.
(Русский такой многословный!)

An overland journey round the world, during the years 1841 and 1842

An overland journey round the world, during the years 1841 and 1842.

By Sir George Simpson

Philadelphia:

­1847.

Во время нашей поездки мы видели несколько оленей на дороге. Эти животные настолько доверчивы, что часто приближаются к домам целыми стадами. Калифорния настоящий рай для охоты, если только это слово здесь уместно. Местные жители слишком ленивы для того, чтобы охотиться ради забавы. Они удовлетворяют все свои потребности за счёт домашних животных. За оленем лишь изредка охотятся из-за его особенно жесткого и белого жира. Поэтому диких животных очень много. Недавно поймали бобра и выдру в полумили от миссии. Водятся здесь олени, дикие козы, медведи, пантеры, волки, лисы, кролики и т.д.

Как и можно ожидать в крае, где изобилие земли, плодородная почва и ленивые жители, культура земледелия на самом низком уровне. Поскольку поверхность степи не представляет крупных помех для обработки, один и тот же участок редко засевают более чем два года подряд. Ферма Вальего включает от 500 до 600 акров. Ежегодно он вскапывает около 300 акров целины. В поле после смерча мы увидели несколько плугарей за работой. Плуг представлял кусок дерева с железякой на конце, с длинным бревном, которое наклонно поднималось по направлению к быкам. Пахарь держится за ручку, часто сделанную из того же куска дерева, что и сошник. Такой инструмент тянут не более двух быков, поэтому почвенный слой вспахивается не глубже, чем на два или три дюйма.

Узнав, что мы хотели бы увидеть работу с лассо, Дон Сальвадор приказал подготовить всё для этого. Табун диких лошадей был размещён в прочном загоне. Когда открыли ворота в загон, туда заехали верхом Дон Сальвадор с двумя пастухами. Раскрутив лассо над головой для придания ему необходимой скорости, Дон Сальвадор метко забросил петлю на шею горячего молодого жеребца. Как он ни упирался, в конце концов, его стремительно повергли на землю. Вскоре, однако, он снова поднялся, но Дон Сальвадор привязал лассо к седельной луке и вытащил жеребца из загона, так что он снова был повержен на землю. Затем натяжение несколько отпустили, так что жеребец перевёл дух и, взбешённый от ярости, пустился вскачь с огромной скоростью. Другой пастух, поскакав вперёд, догнал жертву и схватил её за хвост. Улучив благоприятный момент, он резко бросил животное наземь с такой силой, что, казалось, у него могли переломаться все кости в теле. Эта жестокая операция повторилась несколько раз, пока мы не упросили освободить животное от дальнейших мучений. Вторая лошадь была поймана и брошена наземь ещё более жестко.

Несмотря на всю жестокость этих забав, нельзя не восхититься сноровкой калифорнийцев в искусстве укрощения и выездки. Один из пастухов, не знаю случайно или нарочно, уронил лассо, наброшенное на шею дикой лошади, которая мчалась во весь опор. Догнав её, он наклонился с лошади и подобрал конец лассо, волочившийся по земле, хотя скакал при этом с огромной скоростью. Однако, несмотря на всю свою сноровку и опыт, иногда всадники падают с лошадей. Эти падения заканчиваются серьёзными травмами и даже смертью. У Дона Сальвадора были сломаны два ребра и обе ноги — одна в двух местах, а другая в трёх. Осталось только сломать шею. Всадников с лассо подстерегает ещё одна опасность. У их седла высокая лука, за которую нужно быстро замотать лассо после того, как петля наброшена на шею лошади. Случается, что при этом маневре у всадника отрывается указательный палец правой руки.

Два капитана

Здесь егерский капитан Сазонович был оскоплен и, соделавшись ярым последователем этой чудовищной секты, увлек в оную юнкера и несколько солдат (до тридцати!) своей роты.
Другой капитан, Бороздна, в Бендерах же, в противоположность товарищу своему Сазоновичу, предался содомитству и распространил оное в своей роте.