February 21st, 2013

CHAPTER X

В воскресенье я посетил православную церковь (the Greek church). Это изящное деревянное здание, выкрашенное в светло-желтый и белый цвет, с медными крышей и куполом, выкрашенными в зелёный цвет. Она производит очень лёгкое и приятное впечатление. Каждый русский, прежде чем взойти по ступенькам, ведущим к дверям, поднимает взор к небольшому изображению Девы Марии (the Virgin), прикреплённому к карнизу, и, сняв головной убор, склоняет тело и крестится большим и указательным пальцами… Картина представляла брюнетку с коричневато-красным лицом и не имела ничего общего ни с одним представителем Святого Семейства на картине Ван Дейка.

(no subject)

В православной церкви запрещены картины, музыкальные инструменты и сиденья. Даже у императора и императрицы нет привилегий. Ни мягких подушек, ни скамеек со спинкой для дремоты украдкой. Войдя в церковь, люди ещё раз крестились и кланялись, и затем деловито спешили к служителю, облачённому в богатые одежды. Они давали ему мелкие монетки, а взамен получали маленькую восковую свечку, которую они зажигали от лампы и ставили в канделябр перед изображением святого, которого они выделяли среди множества святых, занесённых в православный календарь (amongst the legions enrolled in the Greek calendar). Некоторые могли гордиться явным предпочтением, в то время как перед другими не было даже одной свечки.

(no subject)

Для моих ушей русский язык звучал очень нежно, особенно из уст мадам Кремер, родом из Англии. Что-то очень музыкальное есть в таком выражении: «Pazar vleitay padeta suda (Пожалуйста, сударь, идите и садитесь сюда)». Среди благовоспитанных русских говорят преимущественно по-французски. Говорят, что они очень плохо знакомы со своим собственным языком. Таков побочный эффект моды. Русские всегда к своему имени добавляют имя их отца, с окончанием ивич или евич, означающим сын, или овна или евна, означающим дочь.

Эдуард Бонд

Эдуард Бонд

Сейчас прочитал в «Русской жизни» очерк Лимонова о его поездке в Среднюю Азию. Называется опус «Добро пожаловать в ад! Картины среднеазиатской одиссеи». Фактически он просто съездил на поезде из Москвы в Душанбе и обратно, но представил дело так, как будто совершил подвиг, как некий герой кино или романа. Его семь раз обыскивали, на всех границах проверяли документы, заставили даже разуться. (Эдит в Германии заставили разуться, и она не видит в этом ничего страшного.) Там по дороге спекулянты, наркоторговцы, неприятные запахи и малосимпатичные попутчики. Работающие в Москве таджики уже больше двадцати лет катаются в этом поезде и не называют эти поездки героизмом. Обычное дело, хотя и мало удовольствия от него.

Но ведь дело не в фактах, а в антураже. Преподносится поездка так, как будто Лимонов со товарищи проник в Мекку под прикрытием. Что значит романист!