January 16th, 2013

Ругательства в Академии

Duclos avait l'habitude de prononcer sans cesse, en pleine Académie, des f..., des b...; l'abbé du Rénel , qui , à cause de sa longue figure, était appelé un grand serpent sans venin , lui dit : « Monsieur, sachez qu'on ne doit prononcer dans l'Académie que des mots qui se trouvent dans le dictionnaire. »

(Chamfort.)

У Дюкло была привычка произносить, находясь в Академии, такие слова, как «ё…» и «б…». Аббат Ренель, получивший по причине своего высокого роста прозвище «длинной змеи без яда», заметил ему однажды: «Месье, знайте, что в Академии можно произносить только те слова, которые содержатся в словаре».

Реформы

Реформы назрели. В США создали библиотеку без книг. Зачем книги в электронный век? Зачем читать студентам-филологам? Да ещё и зарубежную литературу в переводах? Фу, какая гадость эти ваши переводы! Зачем читать русскую литературу? Она слишком обширна, чтобы успеть прочесть все книги по программе за пять лет обучения в вузе. Надо читать зарубежную литературу в оригинале. Не знаете толком языков? Читайте все пять лет из Энеиды два стиха с подробным разбором.

Прогноз

Через три дня состоится несогласованный митинг и демонстрация при участии дорогих авто и авторитетных людей. Полиция и прочие силовики не только не будут мешать, но и создадут все условия для его проведения. Будут перекрыты улицы в направлении к Беговой. 

A Russian is always glad to entertain a guest.

There are not many very wealthy people in St. Petersburg, judging according to English ideas. Circumstances and conditions do not favour the accumulation of riches on any very extensive scale. The remuneration of a Russian official is not very high, and life and amusements in the capital are very expensive. Nevertheless, the Russian will have his pleasures at any cost, and he strongly objects to economy and thrift. Many Russian social usages in general have, of course, been adopted in St. Petersburg, the most agreeable of them all being a very generous hospitality. A Russian is always glad to entertain a guest. Improvised visits, therefore, without any previous invitation, form one of the most characteristic traits of Russian life. Absence of social ceremony is the keynote among the middle classes. From this point of view there is great freedom in St. Petersburg society, and for that matter in Russian society in general.