November 27th, 2012

Френды-гении

С удивлением обнаружил, что не все мои френды-гении знакомы друг с другом. Почему-то казалось, что все гении входят в один и тот же круг общения. 

Женщина?

Женщина?

В блоге френда была дискуссия о том, когда впервые на обложке советского журнала была изображена обнажённая женщина. Один комментатор утверждал, что это было в каком-то шестьдесят лохматом году. Я, конечно, не поверил. Пошёл по ссылке и увидел обложку журнала «Вокруг света» с фото полуобнажённых негритянок, танцующих ритуальный танец. Один комментатор высказал мнение, что советские цензоры, вероятно, были в некоторой степени расисты и не считали чернокожих за людей, потому что белых обнажённых женщин в советской печати было невозможно увидеть ввиду заботы о нравственности советских людей. А негритянки как бы и не совсем люди. На одном фото обнажённый носорог, а на другом — обнажённая бушменка. Должен сказать, что я тоже был несколько разочарован, увидев негритянок. Боюсь, что я тоже отчасти расист. Для меня женщина — это белая, ну ещё латинос, азиатка, но никак не негритянка.

атеисты и еретики

Three Italians, two of them Buggerers[В1] , the other an Atheist. Из 3 итальянцев двое геи, третий атеист.

Three Dutchmen, two of them drunkards, the other a heretick. Из 3 голландцев двое пьяницы, третий еретик.

Three Englishmen, two of them theeves, the third a rebel. Из 3 англичан двое воры, третий бунтовщик.


 [В1]From French bougre, from Medieval Latin Bulgarus (“Bulgarian”), used in designation of heretics to whom various unnatural practices were ascribed.

пять причин для выпивки

Si bene commemini, causa sunt quinque bibendi ;

Hospitis adventus, praesens sitis, atque futura,

Aut vini bonitas, aut quaelibet altera causa.

" If I remember right, there are five excuses for drinking : the visit of a friend, thirst existing, thirst to come, the goodness of the wine, or any other excuse you please."  

Если я хорошо помню, есть пять причин для выпивки: приход гостя, имеющаяся жажда, будущая жажда, высокое качество вина или иная любая причина.

These lines have been translated by Dean Aldrich, a good scholar and musician, and a lover of his pipe and good-fellowship. Attributed by Menage (i. 172) to Pere Sirmond.