November 4th, 2012

Об Гоголя

Об Гоголя

Несколько лет назад решил прочитать «Размышления о божественной литургии», ранее не читанные. Дело было на даче. Делать вечером было нечего. Примерно на третьей странице раздался треск, свет погас, и на мою голову низринулись стеклянные осколки лампы. И понял я, что это не моё.

Наказание посредством внушения страха.

Наказание посредством внушения страха.

В Тюрингии стращают детей Квинтом (то есть Карлом Пятым, Carolus Quintus); в Швейцарии эта детская угроза зовётся Bolliman, или Kindlifresser (детоед); в Альгау — Klaus (Nikolaus); в Швабии эта роль отдана невинному трубочисту.

Парижскiя впечатленiя

Парижскiя впечатленiя

Особенною болтливостию отличался нашъ молодой спутникъ, у него по-видимому чесался языкъ уже съ той минуты, какъ сѣли подле него русскiе; онъ былъ въ Россiи и узналъ нась по выговору; впрочемъ у Французовъ удивительное чутье узнавать русскихъ. Онъ тотчасъ же, безъ дальныхъ предисловiй приступилъ къ повѣствованию своей жизни. Въ юности отецъ отдалъ его въ семинарiю; получивъ въ скоромъ времени отвращенiе отъ духовнаго звания, онъ бѣжалъ и опредѣлился юнгой на купеческое судно; морская жизнь точно также не замедлила разочаровать его; онъ рѣшительно не зналъ, куда девать себя, когда случайно встрѣтился съ господиномъ, устроивающимъ Фонари для маяковъ; господинъ ѣхалъ въ Россiю и предложилъ юношѣ ему сопутствовать. Ни господинъ не зналъ юноши, ни юноша господина; оба не имели понятiя о Россiи; тѣмъ не менѣе оба однакожь отправились; они не сомнѣвались вернуться оттуда съ состояниемъ. Но увы! — въ Россiи не встретилось никакой надобности въ маякахъ; господинъ пропалъ безъ вѣсти; юный товарищъ его не упалъ духомъ: онъ принялся за выдѣлку застежекъ и замочковъ для портъ-моне. Такъ провелъ онъ годъ; — c’était, parbleu, une bien pénible année !

Потомъ случай cвелъ его съ помѣщикомъ, который уговорилъ его ѣхать съ нимъ въ Орелъ въ качествѣ гувернера; юноша, конечно, согласился; проведя три года въ деревнѣ, онъ возвращался теперь на родину, сгарая желанiемъ обнять престарѣлыхъ родителей.

— Что жѣ вы потомъ думаете дѣлать? Спросилъ я.

— Ma foi, je n’en sais rien moi même ! Думаю снова отправиться въ Россiю; но уже поѣду теперь въ Сибирь или на Амуръ; мнѣ давно хотелось побывать въ тѣхъ мѣстахъ!...

She is nursing a bunch

В словарях отсутствует: 
Her dad took her to Daddy and Me breakfast this morning and he said she was very energetic there too and hardly ate. She is nursing a bunch though. Maybe that's why I'm able to eat so badly and not gain. I shouldn't make it a habit I guess.
Сосать грудное молоко в больших количествах.

Коннотации

Коннотации

Когда услышишь по-русски «говно», пропадает аппетит.

Когда услышишь shit, хочется схватить кольт, вскочить на мустанга и помчаться в прерии убивать команчей.

Говорящие с ветром

Один из многих фильмов, где показано, как отчаянно храбро вьетнамцы сражались за право торговать на московских рынках. И они таки своего добились. 

Разоблачение

Разоблачение

Некоторые читатели почему-то полагают, что я хорошо знаю иностранные языки и чуть ли не полиглот. Должен сказать, что это мнение не обосновано. Среди моих френдов есть настоящие полиглоты, достаточно назвать Медведя. Эдгар Лейтан просто гений. Есть целых четыре корифея-китаиста. Один из них, читая узкоспециальную книгу, на 50 страницах встречает всего лишь один неизвестный иероглиф. Я в китайском вообще профан, а если говорить о языках, которые я давно изучаю и на которых много читал, то, например, в книгах на английском, немецком и французском на каждой странице пять слов мне не известны. Конечно, многое зависит от автора. Например, на немецком трудно читать Клейста и Генриха Манна. Гессе и Кафка намного проще пишут. Читая «Америку», заметил, что встречаются страницы, где вовсе нет неизвестных слов. Но это скорее исключение. Чаще два-три слова неизвестны. Память у меня совсем дырявая. Корифеи пронзают иностранные языки лазерным лучом, а я вкалываю киркой и ломом. Иной раз видишь слово и припоминаешь, что уже встречалось, а перевод ускользает. То же самое относится к прочитанным книгам. Беру, бывало, книгу, которая, как мне кажется, давно лежит нечитанная. Уже на первых страницах встречаю собственноручные пометки. Пролистав её, вижу, что она сплошь в моих пометках. Стало быть, я её читал, но совершенно забыл об этом.