October 9th, 2012

Загадка (также навеяно постом френда)

Sum primum gradiendi impos, quadrupesque deinde,

Tum bipes, inde tripes ; gressus videt ultima meta

Expertem, primus qualem quoque viderat ortus.

Сначала я неспособен к хождению; затем я становлюсь четвероног;

Затем двуног, потом трехног; смертный час застает меня вполне способным к ходьбе,

Но при этом таким же, каким меня видел час моего рождения.

Осенний лист

Прогулки по кладбищу действуют умиротворяюще на душу и настраивают на оптимистический лад: ещё жив! Ибо после смерти своими ногами там не погуляешь.
(За нумизматикой)

Русскій анекдотъ

Русскій анекдотъ     

Русскимъ пріятно слышать все хорошее о своих соотечественниках, и вѣрно читатели наши узнают, не безъ удовольствія о человѣколюбивом поступкѣ Русскаго гренадера Васильева.

Сводной дивизіи 5-го пѣхотнаго корпуса, Владімірскаго пехотнаго полка рядовой Алексей Васильевъ, будучи въ Штабъ-квартире , Рязанской Губерніи въ городѣ Егорьевскѣ, и находясь на рѣкѣ для бѣленія парусины, увидѣлъ однажды поутру, что два крестьянина  бросились въ воду, желая спасті трехъ утопающихъ женщинъ. Одинъ изъ нихъ совсемъ уже тонулъ. Васильевъ, видя, что не кому помочь, тотчасъ снимаетъ съ себя шинель, бросается въ воду и, съ помощію подданной ему съ берега веревки, вытаскиваетъ со дна утопшаго, которому, при стараніи собравшагося къ рѣкѣ народа, возвращена была жизнь.

О таковой примѣрной  неустрашимости и решительной готовности спасти жизнь, ближняго, подвергая явной опасности свою собственную, было сдѣлано представленіе Государю Императору, и по-Высочайшему повелѣнію, неустрашимый Васильевъ награждень серебряною медалью на. Владимірской лентѣ съ надписью: За спасеніе человѣчества. Сверхь того Государь Императоръ изволилъ пожаловать ему единовременно сто рублей.

J. Р. Mozley

To be the author of a great epic poem is to count as one of the few great poets of the world, and it need hardly be said that Statius can make no claim to that honour. He stands with Apollonius, Lucan, and Valerius Flaccus in the second rank. Yet the Thebaid
received high praise from the elder Scaliger and the post-Renaissance critics, and the tendency to-day is, if anything, to underrate its merits.