August 26th, 2012

Путешествие двух французов в Россию в 1790-1792 гг.

Путешествие двух французов в Россию  в 1790-1792 гг.

Окрестности Москвы живописны и густо населены. Единственное, что им не хватает, так это несколько более южного расположения.

Троице-Сергиев монастырь находится в 63 верстах от Москвы. По дороге нет ничего примечательного. Дорога очень плоха. Мы ехали на одних и тех же лошадях без остановки. Мы ехали семь часов туда и шесть обратно. Вряд ли можно это сделать в какое-либо другое время года кроме зимы.

Когда-то монастырю принадлежало сто тысяч крестьян, а теперь едва одна тысяча для обслуги. Доход составляет 20000 рублей,  из которых 5000 тратится на семинаристов. Жалованье профессоров составляет до 300 рублей.

Библиотека в колокольне. Там 6000 книг и 200 рукописей.

В Монастырь Иерусалима можно съездить за один день и туда и обратно.

Кусково, поместье графа Шереметева, находится в семи верстах к востоку от Москвы. Дворец не представляет собой ничего особенного. Это деревянная постройка с 15 окошками. В спальне несколько плохих портретов. В кабинете несколько милых малых голландцев. Перед дворцом искусственное озеро 400 саженей в длину и 160 в ширину.

bok choy

Из поста френдессы;
Incidentally, can anyone explain the difference between Shanghai bok choy 上海白菜 and baby bok choy 小白菜 and bok choy mue 白菜苗? I go to the Chinese grocers and they are all marked differently (with different prices!) but they all look the basically same to me, and Wikipedia at least claims they are just different names for the same thing. Is it size?

В пути

В соседнее купе сели бабушка, дедушка, дочка и две внучки лет семи и десяти. Бабушка рассказывала внучкам про химию и физику, про радиоактивность и уран. Потом про географию и свою молодость. Одна девочка заметила: «Природа в России красивее, чем в Испании. Там только пальмы и голая земля, а у нас трава».

Письма из деревни

Однажды маркиза, граф и все их друзья отправились на прогулку. Проходя под стенами крепости, граф отстал, встав на колени и что-то внимательно рассматривая на земле. Когда он догнал компанию, маркиза поинтересовалась, что так его увлекло. Граф ответствовал, что он заметил дыру в земле, которая, как он думал, могла быть ходом в пещерку муравьиного льва. Он хотел его поймать, но не удалось. Маркиза спросила, что он стал бы делать с этим животным, если бы его поймал. Граф ответил, что принёс бы его ей.

— Но я не люблю насекомых! — воскликнула маркиза. — Я их ужасно боюсь. Удивительно, как вы, философы, любите заниматься подобными вещами. Какое удовольствие вы в этом находите?

— Самое большое. Природа удивительна в самых мельчайших своих произведениях. Чем больше изучаешь её, тем больше удивляешься.

— Но удивление занятие дураков, — заметила маркиза.

— Вы заблуждаетесь в этом отношении, — промолвил граф. — Есть два рода удивления. Первый род происходит от невежества. Это удовольствие для дураков. Второй род удивления происходит от знаний, и это удивление доставляет тем больше удовольствия, чем более обширны знания. Необходимо обладать особыми способностями для того, чтобы уметь удивляться должным образом. Искусство природы удивительно даже в мельчайших насекомых.

— Вы употребляете какие-то важные слова, — ответила маркиза. — Искусство природы! Я всегда думала, что искусство есть подражание природе и что в природе нет искусства.

— Ещё одно заблуждение, — возразил граф. — Природа следует с большой точностью всем законам механики. Вот почему она всё использует себе на благо. Можно сказать, что природа весьма скупа и поэтому извлекает из материи всё, что можно из неё извлечь. Наше воображение не в силах постичь ни величайшего, ни малейшего из того, что природа  способна создать. Она постоянно в работе, и едва разрушается одно тело, как тут же возникает другое, и действия её столь соразмерны, что следствие немедленно становится причиной. Нет, мадам, никакой спектакль Оперы с её изысканными чудесами не может сравниться с мельчайшими объектами, которые природа являет нам повсюду. Если бы вы занялись изучением природы, вы забыли бы и про Оперу, и про Комедию, а то удовольствие, которое доставило бы вам такое изучение, превзошло бы любые зрелища в Опере и Комедии.