July 30th, 2012

Кундера

Любите ли вы Кундеру так, как я его люблю? Его манера анализа напоминает метод Ауэрбаха в «Мимесисе». Только Ауэрбах берёт более крупные отрывки текста и не так пристально всматривается в каждое слово. Как все авторы, владеющие одним и более иностранным языком, Кундера очень чуток к слову, его звучанию и значению. В «Нарушенных завещаниях» он разбирает досконально два коротких абзаца из «Замка» Кафки. Рассматривает разные переводы на разные языки и приходит к выводу, что переводчики (особенно на французский) страдают «синонимическим рефлек4сом», то есть стараются изложить содержание переводимого автора правильным, с их точки зрения, языком, каковой на самом деле есть школьный язык, то есть язык, ничего общего не имеющий с авторским. Это выражается прежде всего в стремлении избегать повторения одного и того же слова. А между тем такие повторы имеют значение для автора. Даже такие мелочи, как знаки препинания, не ускользают от внимания Кундеры. Кафка не любил двоеточия и точки с запятой. Даже запятые ставил произвольно. Переводчки ж на французский понаставили их где ни попадя. Важно для стиля Кафки применение простых слов (быть, иметь). Переводчики стараются их заменить и оказывают автору медвежью услугу.

Самое же интересное для меня, чего я не знал, это то значение, которое Кафка придавал размеру шрифта своих книг. Он настаивал, чтобы его книги набирались крупным шрифтом. Это желание издатели никогда не соблюдали. Размер шрифта связан с длинными абзацами. Тексты, набранные крупно, позволяют глазу сделать передышку.

Летняя одежда

Одежда мусульманок щадит эстетические чувства мужчин. Многих женщин сейчас в Москве я бы с удовольствием увидел в широких и длинных одеждах, чтобы не сблевать, глядя на них. 

Незваные гости

Незваные гости

Один горожанин купил дом в деревне и стал там выращивать овощи. Вырастил, кое-что закатал в банки, а картошку и свёклу просто упрятал в подпол. На дом навесил большой замок и уехал. Приезжает через какое-то время снова в деревню, а там замок сломан, банки частью опустошены, частью разбиты. На полу нагажено. Навёл порядок, навесил ещё более крепкий замок и уехал. Приезжает снова — та же история. Тогда он сменил тактику. На столе оставил бутылку водки, пару стаканов и банку солений на закуску. Ключ от дома повесил на гвоздик у двери и прибил записку: «Большая просьба повесить ключ на место». Когда приехал в следующий раз, обнаружил, что водка выпита, закуска съедена, ключ на месте и в доме никаких следов непрошеных гостей.

Дорога на Каменку

Дорога на Каменку

«Эта дорога ведёт на Каменку?» — с таким вопросом мы обратились бы к первому встречному, если бы он встретился. Но не было ни первого, ни второго встречного. Не было вообще живых людей. Было кладбище. Огромное, как Красная площадь. Кладбище показывало, что это не пустыня, так как, раз есть дома для мёртвых, когда-то они здесь жили. Надписи на памятниках и крестах сообщали, что большинство ушло в мир иной в 2008-2012 годах. Был мор? Но ведь кто-то их похоронил, значит, живые тоже где-то обитают. Но их не было видно. На существование живых указывал также размер площади, отведенной на каждую могилу. Вокруг каждой могилы огорожен огромный кусок земли, где может поместиться не менее двух десятков могил дополнительно.

Не встретив никого у кладбища, поднялись в горку к заброшенной церкви. Там тоже никого не увидели. Пошли дальше в гору и вышли на перепутье. Совершенно одинаковые дороги вели в разные стороны. Камня с надписью «налево пойдёшь, направо пойдешь» нигде не было. Бросили монетку. Она указала налево. Спустя некоторое время показалась деревня. На крайней избе красовалась надпись краской. Издали прочитали как «Здесь большая…» Вероятно, подумали мы, ругательство какое-нибудь, вроде: «здесь большая дура» или что-то в этом роде. Но, подойдя ближе, рассмотрели: Дер. Большая Каменка. Таким образом, Каменка нашлась.

Деревня из одной улицы. Но очень длинной. Каменка деревня контрастов: рядом с хижинами дворцы. На некоторых спутниковые антенны. Людей нет. В одном дворе автомобиль, но никого живого. Главная особенность деревни в том, что она в пересечённой местности. Одни дома на пригорках, другие в низинах. Пройдя полдеревни, увидели детишек. Я издали крикнул:

— Эй, мальчик, хочешь прокатиться на лошадке и получить кулёчек леденцов?

Мой спутник одёрнул меня:

— Лучше с детьми не разговаривать, а то подумают, что мы не мирные киднаперы, а педофилы.

Сказочное место. Земли полно. Вокруг бывшие поля, которые во время оно (лет двадцать назад) засевались, а теперь зарастают травой и березняком. Рядом речка Каменка. Берёт начало от святого источника (так написано в бумаге на стене заброшенного храма).

Недалеко от источника плотина и пруд. На пруду сидело огромное существо, похожее на птеродактиля. При нашем приближении вспорхнуло и улетело.