July 28th, 2012

Два перевода одной строфы из Рембо

Рассмотрим два перевода одной строфы из Рембо.

Presque île, ballottant sur mes bords les querelles

Et les fientes d'oiseaux clabaudeurs aux yeux blonds.

Et je voguais, lorsqu'à travers mes liens frêles

Des noyés descendaient dormir, à reculons !

Подстрочник:

Наподобие острова, раскачивая на своём борту ссоры

И помёт крикливых птиц с белыми глазами,

Я плыл, в то время как сквозь мои хрупкие связи

Проникали, пятясь, утопленники, чтобы поспать.

Далее два перевода.

1

Носился, на борту лелея груз проклятый,

Помет крикливых птиц, отверженья печать,

Меж тем как внутрь меня, сквозь хрупкие охваты,

Попятившись, всплывал утопленник поспать.

                              2

И, словно остров, я раскачивал на баке

белёсоглазых птиц раздоры и помёт,

а сквозь мой хрупкий борт, попятившись, как раки,

утопшие плелись поспать, когда припрёт.

Первые две сроки точнее во втором варианте, за исключением оставшегося непереведённым «крикливых». Почему «лелея»? Совершенно необоснованно. Почему «груз проклятый»? Почему «отверженья печать»?

Вторые две строки оба переводчика передали довольно точно, но стилистически по-разному. В оригинале нет никаких грубых слов, все слова вполне литературные. В первом варианте также стиль литературный. Во втором же режет слух «попятившись, как раки». По-русски есть фразеологизм «пятиться, как рак». Множественное число неоправданно. В последней строке два слова несут излишнюю эмоциональную окраску, которой нет в оригинале: «плелись» и «припрёт».

Резюмируя, первый вариант звучит как литературный русский язык, поэтому вполне приемлем для массовой публики, желающей получить удовольствие от чтения. Второй заставляет предположить, что в оригинале есть какие-то разговорные выражения, выходящие за рамки литературного языка. Но второй вариант точнее передаёт смысл оригинала. Однако о точности сможет судить только специалист, владеющий языком оригинала и снизошедший до сравнения оригинала с переводом.

Travels through part of Russian empire

Travels through part of Russian empire
133

Город простирается на шесть миль в длину и почти на столько же в ширину.

Дворян, купцы и иностранцы делятся на три класса, гильдии. Первому классу разрешается иметь упряжку в четыре или больше лошадей, второму в две и третьему  в одну.

Каждый, кто имеет достаточный доход, считает своим долгом завести свой выезд. Хождение пешком считается вульгарным. Многие предпочитают пожертвовать домашним комфортом ради того, чтобы следовать этой странной моде. Редко кто ездит верхом, так как это слишком утомительно для лентяев. У них такое есть оправдание: зимой ездить верхом слишком холодно, а летом слишком жарко!

134

Чаще всего в городе ездят на дрожках.

У лошадей длинные хвосты и особенно гривы, которые чаще всего фальшивые. Они до того длинны, что иногда подметают улицу. Длинные гривы считаются очень красивыми.

137

У русских манеры, одежда, язык и утварь особенные, представляя собой нечто среднее между европейскими и азиатскими.

Простой народ одевается однообразно. На них длинный наряд из овчины или грубой ткани. В тёплую погоду иногда одеваются в короткие и широкие штаны, с рубашкой, навыпуск. На талии перевязаны верёвкой. Ноги обмотаны парусиной вместо чулок и в обуви из коры деревьев. Волосы подстрижены спереди от одного виска к другому на уровне бровей. От висков и дальше назад свисают вниз, скрывая уши. Волосы ежедневно смазывают маслом. Нижняя часть лица скрыта ужасной грязной бородой. Лица открыты и добродушны, но при внимательном осмотре невозможно найти красивого лица.

Говорят очень быстро.
Городские жители, очевидно, склонны к пьянству, азартным играм и лени. Лавочники обычно играют в шашки, а слуги в орлянку.

Будни студентов-медиков

Рассказывает Люда.

В 1965 году студенты-медики 5-го курса проходили практику в больнице города Т. Наш руководитель был хирургом-универсалом, бывшим земским врачом. Нас, терапевтов, вообще за врачей не считал. Они, по его словам, занимаются ловлей чёрной кошки в тёмной комнате. Мы по молодости относились к своим обязанностям очень старательно. Обычно обход у врачей занимал полчаса, не больше. Мы же тратили намного больше времени. Спросим у пациента, ан что жалуется. Он  и начнёт рассказывать о своих болячках. А мы входим в положение и тщательно изучаем все жалобы и даём советы. Вот, мол, в Москве есть институт пульмонологии, где вашу болячку легко вылечат. Врачи попросили нашего руководителя больше нас не привлекать к обходу, а то, мол, эти студенты всех больных избаловали.

Запомнился случай оживления трупа. У нас было дежурство под праздник. Одни студенты. Привозят на газике человека, говорят, утонул спьяну в двух шагах от берега. По всем правилам кладём его животом на колено. Я предложила своё. Потом с трудом могла из-под него выползти, поскольку весил килограмм девяносто. Все больные и сёстры столпились у окон, чтобы понаблюдать за оживлением утопленника. Мы его вытащили из машины и уложили на асфальт. Вытряхнув из него воду и тину, стали делать искусственное дыхание. Тут ребята, привезшие утопленника, заметили, что наконец-то попались специалисты, которые умеют работать, а то они уже три часа его возят, никак не могут найти профессионалов. Услышав про три часа, мы к нему охладели.

В другой раз мы дежурили ночью, когда привезли на скорой двух больных. Одна женщина сказала, что у неё высокая температура после того, как муж ударил бутылкой по голове. Мы подумали, что в самом деле такое возможно, так как в голове тепловой центр, и удар может вызвать высокую температуру. Долго спорили, как записать про удар. Написали, что её ударили инородным телом.

Другой больной был юноша с жалобами на боль в нижней части живота. По всем правилам провели нужные линии и установили, что боль в районе аппендикса, поэтому записали диагноз аппендицита.

Утром приходит наш руководитель. Показываем ему наших больных и наши диагнозы. Он бросает взгляд на женщину и говорит, что надо вызывать гинеколога. Это, мол,  неудачный криминальный аборт. Мы спрашиваем, как он определил. Он говорит, что от неё исходит гнилостный запах. Плод умертвили, но не полностью удалили.

Смотрит юношу. В глаза ему смотрит. Спрашивает, когда почувствовал боль в животе. Тот отвечает, что тренировался на турнике, неудачно соскочил и стал болеть живот. Хирург его ощупал и сказал, что это разрыв внутренней мышцы живота и внутренняя гематома. Объяснил, что глаза у парня ясные, а у больных с аппендицитом мутные.