June 28th, 2012

Jean Paul Richter

Jean Paul Richter: Selberlebensbeschreibung

Dritte Vorlesung

Нельзя бояться лишний раз напомнить учителям ту мысль (сам-то я достаточно часто об этом говорил), что слушание и чтение сами по себе даже вполовину не укрепляют, не поощряют и не активизируют учеников так, как письмо и разговор, поскольку первые два навыка воздействуют лишь на силы восприятия, подобные зачатию у женщины, а вторые два навыка, подобно мужскому производящему началу, воздействуют на силы творчества и приводят их в действие. Разве переводчики самых остроумных и немногословных авторов, например, Эберт, переводчик Янга, не продолжают писать всю жизнь свои предисловия, заметки и стихи с прирождённой водянистостью, между тем как от них можно было бы ожидать некоторого прогресса, поскольку по сравнению со всяким иным чтением перевод представляет собой самое внимательное чтение, а также самое тщательное и проницательное, так что любой переводчик гениального труда наслаждается им и смакует его лучше любого иного читателя? … Чтение означает сбор монет в школьный фонд или в благотворительную кассу, а письмо означает устройство монетного двора; однако чекан обогащает больше, чем торба для сбора подаяний. Письмо, будучи сократовским методом, применяемым к самому себе, относится к чтению, как разговор к слушанию. В Англии и в среде придворных и светских людей разговор служит средством образования и опорой для не столь частого чтения.

Eine Bibliothek der Weltliteratur

Hermann Hesse Eine Bibliothek der Weltliteratur (1929)

Beginne jeder mit dem, was er verstehen und lieben kann! Lesen lernen im höheren Sinne kann man nicht aus zufälliger Tagesliteratur, sondern nur aus Meisterwerken. Sie schmeken oft weniger süß und weniger pikant als die Modelektüre. Sie wollen ernst genommen werden, sie wollen erworben sein.


Так пусть каждый начинает с того, что ему понятно и дорого! Научиться чтению в высшем смысле слова возможно не на газетных статьях и не на случайных литературных однодневках, а только на шедеврах. Часто у шедевров не такой приятный и не такой пикантный вкус, как у модных вещиц. Они требуют, чтобы их принимали всерьез, они требуют усилий.