June 17th, 2012

Буриданов осёл

Буриданов осёл

В молодости у меня было три подруги: Нинка, Юлька и Лариска. Нинка была отличница, Юлька пекла вкусные пироги, зато Лариска была членом Союза художников. Нинка знала всё про физику и химию. Она знала, в каких отношениях между собой были Бойль и Мариотт и кого любил гей Люссак. Юлька пекла пироги с яблоками, с грибами, с картошкой и с пельменями. Не оторвёшься. Лариска писала чудовищные картины. Хорошо, что она почти все полотна ставила лицом к стене. Только одну картину обычно располагала лицом к зрителям. Я старался на неё не смотреть. Но Лариска была членом Союза художников.

Все три подруги жаждали выйти за меня замуж. А я был в сомнении. На ком остановить свой выбор? Однажды пришёл со своими сомнениями к знакомой по имени Танюшка. Мы часто делились с нею своими проблемами, стараясь помочь друг другу. Вот, говорю, Танюшка, есть три претендентки: Нинка, Юлька и Лариска. Нинка отличница, Юлька печёт вкусные пироги, зато Лариска член Союза художников. Сидим с ней, перебираем варианты. Засиделись допоздна. На часах два часа ночи. Метро уже закрыто. Такси не найдёшь (дело было в прошлом тысячелетии). Оставайся, говорит Танюшка, у меня. Раскладушку тебе поставлю. Остался. Живём вместе уже тридцать лет. Но порой меня мучат сомнения: не ошибся ли я? Ведь три подруги так хотели, чтобы я на них женился.

PS. Если Нинка, Юлька или Лариска случайно прочтут эту заметку, пусть знают, что мне очень совестно, что я внушил им надежду, а сам ускользнул от них. Но дело в том, что закон в России запрещает многоженство. А то бы я о-ё-ёй!

Антипатр из Фессалоники

Антипатр из Фессалоники

На отмели полип однажды лёжа

Подставил солнцу, чтоб согреться, кожу.

Орёл, сидевший на скале у моря,

Увидел вдруг его, несчастному на горе.

Как молния, орёл упал с вершины,

Когтями острыми впился полипу в спину.

Полип схватил орла восьмью ногами

И своего врага (так решено богами)

В глубь моря потащил — спасенья ищет.

Как жизни наш орёл лишился, так и пищи.

(no subject)

Мечта

О, грустно, грустно мне! Ложится тьма густая
На дальнем Западе, стране святых чудес:
Светила прежние бледнеют, догорая,
И звезды лучшие срываются с небес.
А как прекрасен был тот Запад величавый!
Как долго целый мир, колена преклонив
И чудно озарен его высокой славой,
Пред ним безмолствовал, смирен и молчалив.
Там солнце мудрости встречали наши очи,
Кометы бурных сеч бродили в высоте,
И тихо, как луна, царица летней ночи,
Сияла там любовь в невинной красоте.
Там в ярких радугах сливались вдохновенья,
И веры огнь живой потоки света лил!..
О! никогда земля от первых дней творенья
Не зрела над собой столь пламенных светил!
Но горе! век прошел, и мертвенным покровом
Задернут Запад весь.Там будет мрак глубок...
Услышь же глас судьбы, воспрянь в сияньи новом,
Проснися, дремлющий Восток!

(1835)

Курение

Иногда жалею, что не выучился курить в детстве. Всё-таки есть в курении нечто гламурное.